Автор Зарезин Максим
Жанр Драма
Локация Москва, Россия
Формат Полнометражный
Дата

flourish

ИНТ. САЛОН ПАССАЖИРСКОГО САМОЛЕТА ВЕЧЕР
Ровный шум двигателей. Пассажиров не набралось и на половину салона – не сезон. Рядом сидят АННА и ее 12-летняя дочь ЖЕНЬКА. Анна в полудреме запрокинула голову назад, Женька спит, свернувшись калачиком на двух ближних к окну креслах. Они утомлены многочасовыми перелетами и пересадкой. Женька просыпается, потягивается.

АННА
Ты как?

ЖЕНЬКА
Вроде жива.
(заглядывая в иллюминатор)
Тихий океан — почти половина водной поверхности Земли. А сколько здесь живности! Даже мегалодон, ископаемая акула. Тридцать метров в длину. Представляешь?

АННА
Смутно.

ЖЕНЬКА
Считается, что мегалодон вымер миллион лет назад. Но его видели прошлой осенью. В этих самых местах.

АННА
Вот как…

ЖЕНЬКА
А мы скоро прилетим?

АННА
Уже недолго. Потерпи.

ЖЕНЬКА
А этот… папа-Саша нас встретит.

АННА
Я же говорила. Должен встретить…

ЖЕНЬКА
Волнуешься?

АННА
Нет. Уже нет.

ЖЕНЬКА
И правильно. Волноваться из-за мужчин – они того не стоят. А как вы познакомились?

АННА
С Сашей? В Крыму. На дискотеке.

ЖЕНЬКА
(ехидно)
Понятно. Классика жанра. Верно, крутой дискач? С таблеточками?…

АННА
Тогда обходились портвейном… И вообще: что за разговорчики!! Что бы ничего подобного от тебя не слышала!

ЖЕНЬКА
Мама, ты же знаешь – я дала себе слово: никогда никакой дряни.

АННА
Вот и умница!

ЖЕНЬКА
(с нарочитым смирением)
Буду брать пример с тебя — ограничусь портвешком.

Анна грозит Женьке кулачком.

ЖЕНЬКА
А пожениться тогда же решили – в Крыму? Он сделал предложение? А вы вообще-то регистрировались?

АННА
Не волнуйся: и свадьба была, и машины с ленточками, и регистрация и развод – все как у людей.

ЖЕНЬКА
А я и не волнуюсь. Имею право знать — что предшествовало моему появлению на свет.

АННА
Раньше тебя данные обстоятельства не очень интересовали.

ЖЕНЬКА
Раньше ты сама про этого Сашу не вспоминала. Так, как он сделал предложение?

В это время самолет делает крутой разворот и приступает к снижению. Пассажиры вглядываются в открывающийся в иллюминаторы вид.

АННА
(облегченно вздыхая)
Вот и добрались…

ЖЕНЬКА
Главный остров архипелага – Лиллалонго. И город так называется. И аэропорт. Видишь, полоса прибоя – это коралловые рифы.

Приближается тропический остров, покрытый изумрудной зеленью, в обрамлении голубого океана.

ТИТР:

«КАНИКУЛЫ НА ТАПУАТУ»

ЗАТЕМНЕНИЕ.

ТИТР:
Неделей раньше.

ИНТ. СТОЛОВАЯ В ЗАГОРОДНОМ ДОМЕ АННЫ УТРО

На огромном телеэкране мелькают кадры вчерашнего телесюжета, посвященного презентации нового журнала мод: ТЕЛЕЖУРНАЛИСТКА берет у Анны интервью.

ТЕЛЕЖУРНАЛИСТКА
Анна Семеновна, вам не кажется, что рынок перенасыщен самой разнообразной продукцией, посвященной миру моды. И вот выходит в свет еще один журнал. Вы уверены, что он найдет своих читательниц?

АННА
Когда я начинала женский журнал, слышала те же самые доводы – рынок заполнен, очередное издание никому не нужно. Но мы существуем скоро десять лет и чувствуем себя все лучше. Секрет в том, что новинка не должна повторять то, к чему уже привыкли. Тогда вы найдете ключик к своей аудитории…

Анна пьет утренний кофе в столовой, с удовлетворением наблюдая запись телепередачи. Рядом стопка свежих газет. Входит ее муж БОРИС. Он уже оделся для деловой встречи. В его руках какие-то документы. Анна улыбается, выключив пультом звук телевизора.

АННА
Доброе утро, Боря. Ты уже видел новый журнал? Кстати, возникла идея сделать еще одно издание — по элитной недвижимости. … Да ты меня не слушаешь?

Борис все это время мявшийся с ноги на ногу, садится напротив Анны. Он напряжен и сосредоточен. Белыми барственными пальцами он ослабляет узел галстука и глубоко вздыхает.

АННА
Что-то случилось?

БОРИС
Анюша, у меня есть важное сообщение, важное и тяжелое для нас обоих.
(пауза)
Даже не знаю, как начать. Но раз мы взрослые разумные люди, начну без предисловий. Дело в том, что … Уф-уф-уф… Короче, я подаю на развод. Поверь и эти слова, и это решение дались непросто. Я обдумывал его долго и мучительно. Но получается, что другого выхода нет. Да… Нам потребуется запастись терпением и мудростью, и выйти из этой … этой ужасной ситуации, сохранив нормальные человеческие отношения.

Анна вначале слушает его с отстраненным интересом, словно не осознает, что слова Бориса касаются ее лично, что это не очередной сюжет гламурной хроники.

БОРИС
(продолжает)
Напомню, что в соответствии с брачным контрактом под совместно нажитым имуществом супругов подразумевается недвижимость и движимое имущество, под личным имуществом – денежные средства на депозитах, акции, другие ценные бумаги и деривативы, доли и паи, финансовые обязательства. Еще я обязан выделить тебе денежное содержание. Тут список совместного имущества, предложения по разделу и размеру содержания. Посмотри, пожалуйста.
Борис протягивает через стол пару листов заколотых степлером. Анна ошарашенно смотрит на листочки, потом на Бориса, потом снова на документы. Она несколько раз судорожно глотает воздух, прежде чем заговорить.

АННА
(дрожащим голосом)
Так… Я обязана дать ответ немедленно?

БОРИС
Анюша! Тебя никто не торопит.

АННА
Спасибо! Большое спасибо!

Анна вскакивает с места, стул падает. Анна инстинктивно пытается его поднять, потом нарочно роняет. Борис встает, делает движение в сторону жены, но остается на месте.

БОРИС
Анюша, я прекрасно понимаю: все так неожиданно, но… Поверь, я долго размышлял, прежде чем решиться….

АННА
Размышлял? Долго? И решил! А почему тебе в голову не пришло для начала поговорить — по-человечески… Или я не заслужила…

БОРИС
По-человечески? Ты имеешь в виду скандалы, истерики и битье посуды?

АННА
Хотя бы и так. Можно поскандалить, даже побить посуду, но понять друг друга, разобраться в себе и стать еще ближе. Тысячи семей через это проходили. А я выслушиваю от тебя какой-то … меморандум.

БОРИС
Побить… понять… Это нечто из содержания твоего журнала — рекомендации семейного психолога?

АННА
Это из жизни, Боря. Из жизни людей, которые друг другу небезразличны. Похоже, мы к данной категории не относимся.

Борис разводит в сторону руки. Пухлые кисти на секунду замирают в воздухе и опускаются.

БОРИС
Увы, Анюша, все это красивая теория, а не жизнь.

АННА
А семь лет вместе – то же теория? Что тебя не устраивает? Что у нас нет общих детей?! Но это твое решение. В том числе. Скажи прямо: у тебя другая женщина? Объясни. Или хотя бы постарайся… Неужели я настолько гадка, ничтожна, что не заслужила на это право.

БОРИС
Анюша! Если бы разговоры и объяснения могли как-то помочь. Поверь, слова ничего не изменят – только истрепем друг другу нервы. Поверь.

НАПЛЫВ

Мы снова видим экран телевизора, где Тележурналистка продолжает интервьюировать Анну.

ТЕЛЕЖУРНАЛИСТКА
Трудно быть успешной деловой женщиной в нашей стране?

АННА
Успешному деловому человеку вообще трудно. Но интересно. Поэтому любые трудности компенсируются с лихвой.

ПЕРЕХОД

ИНТ. СТОЛОВАЯ В ЗАГОРОДНОМ ДОМЕ АННЫ УТРО

БОРИС
…Извини, но я еще не все сказал.

АННА
Не все? Ты о чем?

БОРИС
Женя останется со мной…

АННА
Что? Что?! Женя! Останется с тобой!?…

Анна замирает. Кажется, ей не хватает воздуха. Она хватает попавшиеся под руку газеты, свертывает их в рулон, словно собирается прибить надоедливую муху, но бессильно роняет на стол.

АННА
Как ты только посмел… заикнуться! Что за дикая фантазия?! Никогда! Слышишь: ни-ко-гда!!

Анна выбегает на обширную террасу, примыкающую к столовой.

ИНТ. ТЕРРАСА В ЗАГОРОДНОМ ДОМЕ АННЫ УТРО
Анна сидит в кресле, она почти плачет. Входит Борис со стаканом минеральной воды и ставит на столик рядом с Анной.

БОРИС
Анюша, я прекрасно понимаю твои чувства…

АННА
Это — месть?! Ты хочешь меня за что-то наказать? Но за что?!

БОРИС
И в мыслях не имел ничего подобного. Никогда не испытывал к тебе недобрых чувств – ни прежде, ни теперь.

Борис опасливо озирается, опасаясь, что их услышат, и при каждой реплике приближается к Анне, стараясь говорить тише.

АННА
Тогда, ради Бога, объясни: что означает эта блажь! Зачем тебе чужой ребенок!

БОРИС
Это не блажь и Женя мне не чужая. Я ее отчим.

АННА
Отчим, пока мы женаты. После развода ты – никто.

БОРИС
Дело не в терминах. На мне ответственность за ее судьбу. Развод в этом смысле ничего не изменяет. Напротив, если я инициатор развода, то тем более обязан обеспечить будущее Жени.

АННА
Раз ты исполнен столь благородных побуждений, зачем отнимать ребенка у матери.

БОРИС
Никто ни у кого не отнимает. Мы же никуда не исчезнем. Никто и в мыслях не держит — запрещать вам видится. Общайтесь хоть каждый день.

АННА
А что же измениться, если мы останемся с Женькой. Мы то же никуда не исчезнем, и ты можешь навещать ее в любое время. В чем разница?

БОРИС
Это вопрос принципа.

АННА
Вот как! Для меня это тем более вопрос принципа. Женьку я тебе не отдам. Ты понял! Не от-да-м!!!

БОРИС
Тогда я тебе кое-что объясню. Есть два варианта развития событий. Вариант первый. У нас нет общих несовершеннолетних детей, значит в суд обращаться не нужно. При условии взаимного согласия мы тихо-мирно расторгаем брак через загс. Женя остается со мной, но вы можете общаться, сколько захотите и когда захотите. Твои финансовые и материальные запросы будут учтены максимально. Вариант второй. Ты против развода и мы идем в суд. Последствия понятны: шумиха в прессе, выворачивание грязного белья. В вопросах раздела имущества я уже не буду идти навстречу, и ты получишь существенно меньше того, на что можешь рассчитывать. А главное — стресс для ребенка, которого можно и нужно избежать. Кроме того, не рассчитывай, что суд оставит тебе Женю. Я воспитываю ее с пяти лет; формального своего отца она не помнит, где он, что делает и жив ли вообще — неизвестно. Я ей настоящий отец! Понятно! Я!! Наконец, суд обязан учитывать мнение ребенка, достигшего 12-летнего возраста. А Женя хочет остаться со мной.

АННА
(оглушенно)
Как… Уходи. Пожалуйста, уходи!

БОРИС
Хорошо. Я уже опоздал на одну встречу, но следующую пропустить не могу.

Борис встает и замирает в нерешительности. Похоже, он намерен подойти к Анне.

БОРИС
Поверь: мне тоже тяжело. Будем держаться.

АННА
Пошел в задницу! Мудила…

Озадаченный последней репликой Борис уходит. Анна поднимает заплаканное лицо, и взгляд ее падает на беззвучный телеэкран, где по подиуму вышагивают улыбающиеся модели. Она выключает телевизор, смотрит на оставленные Борисом листочки, рвет их на мелкие части.

ИНТ. ВАННАЯ КОМНАТА В ДОМЕ АННЫ ДЕНЬ
Зареванная Анна пытается привести себя в порядок. Внимательно вглядывается в отражение в зеркале, в котором проступают следы прожитых лет и только что пережитого потрясения.

ИНТ. НИЖНИЙ ХОЛЛ В ДОМЕ АННЫ ДЕНЬ
Большой холл при входе в дом. В центре парадная лестница на второй этаж. ДОМРАБОТНИЦА возится с пылесосом. Сверху по лестнице спускается Анна.

АННА
(домработнице)
Зина!

ДОМРАБОТНИЦА
(выключая пылесос)
Да, Анна Семеновна?

АННА
Витя уехал за Женей?

ДОМРАБОТНИЦА
Да, как обычно. Они уже должны вернуться.

АННА
Хорошо… А вы здесь закончили?

ДОМРАБОТНИЦА
Я собиралась прибраться в спальне для гостей.

АННА
Это было бы кстати.

Домработница уходит. Анна некоторое время стоит на лестнице, а потом присаживается на ступеньку, хотя в холле есть пара вполне комфортабельных диванов. Анна в задумчивости сидит, слегка раскачиваясь, но вот открывается входная дверь и в холле появляется Женька.

ЖЕНЬКА
Привет, мам! Ты не на работе?!

АННА
Решила сегодня поработать дома.

ЖЕНЬКА
А почему ты сидишь на лестнице?

АННА
На лестнице? Ах, да…
(вставая)
На мягком сидеть вредно. А как у тебя дела? Как в школе?

ЖЕНЬКА
В школе никому не до учебы – ни нам, ни учителям: послезавтра каникулы. У всех лето в голове.

АННА
Каникулы – это хорошо… Но о каникулах как-нибудь после.

ЖЕНЬКА
Представляешь, Юлька Ермохина притащила пилотный номер твоего нового журнала. Девчонки одобрили.

АННА
Женя! Нам надо обсудить. Кое-что. Как я понимаю, ты в курсе, что в нашей семейной жизни могут произойти серьезные перемены. Борис с тобой говорил? Про развод?
(после паузы, не дождавшись ответа)
Значит, говорил. Значит, вы за моей спиной прекрасненько все обсудили.

ЖЕНЬКА
(смущенно)
Мам! Борис Ильич сказал, что тебя не надо лишний раз травмировать подобными разговорами.

АННА
Вы с Борисом Ильичом большие гуманисты. Он сказал, что после развода ты хочешь остаться с ним. Это правда? Правда?!

Женька краснеет, но собравшись с духом выпаливает.

ЖЕНЬКА
Мамочка, ну ты же прекрасно понимаешь, какие передо мной открываются возможности. У тебя уже есть в этой жизни все. Все!!! И у меня может быть то же самое и даже гораздо больше. Разве это плохо? Зачем от этого отказываться. Я не хочу с тобой расставаться, мам. Честно. Но если так складывается.

АННА
А что ты подразумеваешь под этим своим «все»? Значит, ты считаешь, что у меня есть «все».
(садится перед ней на корточки и берет за ладони)
Но без тебя это самое «все» — ничего. Пустое место. Ноль на палочке. Вакуум. Ты – мое «все»! Понимаешь?

Женька недоверчиво-недоуменно смотрит на Анну и пытается говорить в примирительном тоне.

ЖЕНЬКА
Мам, ну мы же и так в будни видимся несколько минут вечером, и то не каждый день. По выходным ты можешь приезжать к нам, и будем общаться, сколько захотим… А если я на следующий год уеду учиться в Англию, то мы по- всякому совсем редко будем видеться…

АННА
(выпрямляясь, дрожащим голосом)
Постой! Как ты сказала: я могу приезжать … приезжать «к вам»!?

Анна чувствует, что еще чуть-чуть, и она сорвется в истерику. Из последних сил Анна берет себя в руки, стараясь выглядеть спокойной.

АННА
Ладно. Мы еще вернемся к этому разговору.

ИНТ. КАБИНЕТ АННЫ ДЕНЬ
Анна вбегает в кабинет, бросается на диван и колотит кулачками по пухлым кожаным бокам. Потом замирает, садится в кресло и после некоторого раздумья начинает рыться на полках шкафа, ящиках стола. На пол летят листы бумаги, журналы, мелкие упаковки, буклеты, справочники, старые записные книжки. Наконец, поток прерывается.

Мы видим Анну рассматривающую фотоальбом. Просмотр идет в обратном хронологическом порядке. Вот Борис, Анна и 10-летняя Женька в парижском Диснейленде, вот Борис и Анна ведут Женьку в первый класс. Вот Анна и Женька-дошкольница обнимают огромного плюшевого жирафа. Вот более ранний снимок – Женька, Анна, и ее первый муж Саша ТЕРЕХИН у карусели при входе в Парк Горького.

Еще несколько страниц и Анна останавливает взор на фотографии группы молодых людей. Она внимательно рассматривает фото, стараясь что-то вспомнить, переворачивает карточку тыльной стороной, но там ничего нет. Анна разочарованно качает головой, но радостно вскрикивает и начинает что-то набирать на клавиатуре компьютера. «Ага!», — удовлетворенно замечает Анна и набирает номер на трубке «городского» телефона.

АННА
Клиника профессора Шуяна? Здравствуйте, мне хотелось бы переговорить со Станиславом Сергеевичем. Как представить? Хм… Простите, а не подскажете: Станислав Сергеевич сегодня еще будет в офисе? Понятно. Спасибо. Я перезвоню позже.

Анна включает камеру на ноутбуке, разглядывает свое изображение, сосредоточенно-решительное выражение лица. Она настроена действовать.

НАТ. АВТОМАШИНА АННЫ ДЕНЬ
Анна едет сначала по загородной трассе, потом по городским улицам на своем «Порше», явно не собираясь соблюдать скоростной режим. Она в макияже, одета в деловой костюм. Проехав несколько кварталов, Анна останавливается у нужного здания.

ИНТ. РЕСЕПШН КЛИНИКИ ШУЯНА ДЕНЬ
Анна подходит к стойке ресепшн, за которой сидит СЕКРЕТАРША

АННА
(протягивая визитку)
Добрый день! Таранец Анна, президент издательского дома «Саксесс Медиа». Могу я видеть Станислава Сергеевича?

СЕКРЕТАРША
Очень приятно! Вы договаривались о встрече?

АННА
Нет. Это экспромт. Есть вопрос, который нельзя откладывать в долгий ящик.

СЕКРЕТАРША
Хорошо.
(по селектору)
Станислав Сергеевич, к вам Таранец Анна Семеновна, президент издательского дома «Саксесс Медиа». Понятно.
(Анне)
Минуточку!

Открывается дверь директорского кабинета и из него выходит ШУЯН. Он явно заинтригован и с интересом смотрит на Анну.

ШУЯН
Добрый день, Анна Семеновна. Пожалуйста, проходите.

ИНТ. КАБИНЕТ ШУЯНА ДЕНЬ
Анна и Шуян проходят в кабинет.

ШУЯН
Прошу!

Шуян указывает на место за переговорным столом, сам садится напротив.

ШУЯН
Чай, кофе, минералка? Или сок? А хотите – белое вино со льдом. В такую жару не помешает. Хотя вы наверняка за рулем.

АННА
Спасибо. Ничего не надо.

ШУЯН
Если я что-то не путаю, мы с вами, Анна Семеновна, знакомы с давних времен.

АННА
Можно просто Аня. Как в давние времена.

ШУЯН
Тогда, просто Слава. Сколько лет прошло? Пятнадцать — не меньше?

АННА
(протягивая фотографию)
Сегодня нашла этот снимок.

ШУЯН
Да. У меня такой есть. Хорошие были времена и хорошая компания. А я в курсе ваших успехов, Аня. Хотя сам далек от вашего… бизнеса — супруга регулярно информирует.

АННА
Слава, я к вам по личному вопросу.

ШУЯН
Пожалуйста. Проблемы со здоровьем? Говорите, не стесняйтесь…

АННА
Спасибо. Со здоровьем все в порядке. Я ищу Сашу, Сашу Терехина. Мне обязательно нужно его разыскать, а я не знаю ни его координат, ни людей, которые могли бы их подсказать. Вот раскопала старую фотографию, узнала ребят, но смогла вспомнить только вашу редкую фамилию. К тому же среди Сашиных знакомых вы единственный учились на медицинском.

Звонит мобильный Шуяна. Он смотрит на дислей.

ШУЯН
Простите, Аня. Я должен ответить.

Шуян начинает разговаривать по телефону. Анна встает и подходит к окну, которое выходит во внутренний двор клиники. Там среди зелени ухоженная пожилая дама упоенно занимается гимнастикой. Шуян закончив разговор, подходит к ней.

АННА
(продолжая смотреть в окно)
Странно – не нашла свадебных фотографий. Вы ведь были у нас на свадьбе?

ШУЯН
Обижаете, Аня. Я был свидетелем со стороны жениха. Впрочем, меня можно считать дублером – Витька Кожухов накануне сломал ногу, пришлось срочно его заменить.

АННА
Да, да вспоминаю. Совсем вылетело из головы… Впрочем, как сказал кто-то из великих: «Все жалуются на свою память, но никто не жалуется на свой ум».

ШУЯН
Ларошфуко. Старик любил поязвить.

АННА
(с деланным смехом)
Спрошу, пока не забыла, зачем пришла: вы знаете, где найти Сашу, Сашу Терехина?

ШУЯН
Аня, простите, но на правах старинного общего знакомца осмелюсь полюбопытствовать: зачем вы его ищите? Вы не общались много лет, и, судя по всему, прекрасно без этого обходились.

АННА
Вы не собираетесь мне помогать?

ШУЯН
Простите, Аня, но вы не ответили на вопрос.

АННА
Хорошо… Произошло нечто страшное в моей личной жизни и похоже, что Саша — единственный человек, кто сможет помочь мне и нашей дочери. Вот так… Не очень убедительно?

ШУЯН
(пожимая плечами)
По моим наблюдениям наиболее убедительно выглядят лжецы и мошенники.
(после паузы)
Саша сейчас на Тапуату.

АННА
Та… Что это?

ШУЯН
Тапуату — островное государство в Тихом океане.

АННА
Что он там делает – отдыхает?

ШУЯН
Живет и даже работает. Впрочем, чем там не занимайся – все равно очень смахивает на отдых.

АННА
Вы там были у него – на Тапуату.

ШУЯН
Полтора года назад, зимой.

АННА
И как Саша … он счастлив?

ШУЯН
На жизнь не жаловался. Здоров. Аппетит хороший. Настроение бодрое. А счастлив ли он?… Спросите сами.

АННА
(волнуясь)
А как?

ШУЯН
По Скайпу. Обычно пару часов в день он проводит за компьютером – чаще днем, но иногда и поздно вечером.
(смотрит на часы)
Разница с Москвой восемь часов. Быть может, вам повезет, и он засиделся за налоговой декларацией.

Шуян садится за свое рабочее место и начинает манипулировать с «мышкой» ноутбука.

АННА
Вы что — намерены с ним связаться прямо сейчас?

ШУЯН
А разве вы не за этим сюда пришли? Ага! Вам повезло – Сашка в сети. Устраивайтесь, а я вас на некоторое время покину.

Шуян забирает свой мобильный телефон и выходит из кабинета. Анна садится за стол, придвигает ноутбук, и, глубоко выдохнув, кликает на эмблемку. На экране появляется озадаченная физиономия ТЕРЕХИНА.

ТЕРЕХИН
Йокалэмэнэ!… У меня, кажется, зрительные галлюцинации.

АННА
Здравствуй, Саша!

ТЕРЕХИН
О!…Теперь и слуховые. Дрянь дело. А вроде бы сегодня не пил. Почти. Наверное, зря.

АННА
(робко)
Это Аня, Аня Таранец.

ТЕРЕХИН
То-то и оно. Аня Таранец – девушка моих кошмаров. Сейчас с криком ужаса сорвусь с места и побегу топиться в океане.

АННА
Саша, я не желаю тебе ничего плохого.

ТЕРЕХИН
Конечно. Я надеюсь, что Славка жив, и ты не пытала его перед смертью, выведывая мое местоположение. Если жив – передай, что он деградирует и превращается в безвольного тюфяка. Адье! Конец связи…

Изображение Терехина пропадает. На «рабочем столе» ноутбука появляется фото-заставка – очевидно это Шуян с семьей – он, двое мальчишек и молодая женщина, все они счастливо улыбаются. Аня ошеломлена и подавлена. Она бесцельно теребит лежащую на столе ручку. Она понимает, что надо уходить, но медлит. Внезапно на экране появляется Терехин. У него совсем другое – испуганно-встревоженное — выражение лица.

ТЕРЕХИН
Что-то случилось с Женькой?! Говори!!

АННА
(торопливо)
Нет, нет! С Женей все в порядке. Ничего страшного. Это со мной случилось. Хотя и с Женей тоже. Борис – мой муж – требует развода. Он намерен оставить Женю у себя, и та с ним согласна. Не знаю, что делать. Понимаю, что плохая мать, которая корчит из себя бизнес-леди; что недодала дочери ни ласки, ни теплоты, даже обычного внимания. Я хочу все исправить. Но для этого в любом случае требуется время, а у меня его нет.

ТЕРЕХИН
(недоверчиво)
И давно у тебя проявилась … склонность к самокритике?

АННА
С сегодняшнего утра.

ТЕРЕХИН
Что ж, лучше поздно, чем никогда… Слушай, скажи честно – ты наставила рога своему Борису?

АННА
Клянусь, я не сделала ему ничего дурного.

ТЕРЕХИН
Тогда странно. Странные у вас, богатеев, нравы, затейливые. Нам, простым смертным, не понять. Веришь — не веришь, почти сочувствую. Но ты ведь разыскала меня не для того, чтобы пожаловаться на жизнь.

АННА
Конечно. Быть может, я не имею на то права, но рассчитывала на твою помощь.

ТЕРЕХИН
Вот как… Прости, но в чем она может выражаться?

АННА
Не знаю, Саша. Честное слово, не знаю. Только больше обратиться не к кому. Есть свой юрист, свой визажист, свой доктор, свой кутюрье, свой диетолог, свои менты и даже чекист… Масса людей, только все они в таком деле не помощники. А я очень боюсь потерять Женьку!

ТЕРЕХИН
Ладно, не убивайся раньше времени. Давай, прикинем варианты. Дать совет – точно не ко мне. Ваших семейных обстоятельств не знаю, в детской психологии «не Копенгаген». Переговорить с Женькой… Допустим, я даже для этого прибуду в Москву. И что скажу: «ай-яй-яй, как нехорошо!». Представь картину: объявляется невесть откуда папаша и читает мораль. Она меня попросту пошлет подальше, и правильно, между прочим, сделает. Что же остается? … Что… А остается одно — приехать сюда.

АННА
В смысле нам — на этот твой остров? И что тогда?

ТЕРЕХИН
Теперь моя очередь ответить: не знаю. Никакого конкретного плана нет, да и вряд ли он появится. Скажу одно, здесь все по другому: плюсы меняются на минусы, черное на белое и так далее. И когда в привычной системе координат терпишь неудачу, здесь появляется возможность взять реванш.

АННА
Звучит заманчиво.

Входит Шуян. Он, извиняясь, походит к столу, забрать лежащую на нем папку. Его замечает Терехин.

ТЕРЕХИН
(приветственно машет рукой)
Алло, Центр управления полетами! Кажись, генеральный конструктор Шуян, собственной персоной.

ШУЯН
Будешь дерзить – разжалую из космонавтов в сборщики кокоса. До следующего сеанса связи, лоботряс. Пока!

Шуян уходит.

АННА
Слушай, ты это серьезно – по поводу приезда?

ТЕРЕХИН
Какие уж тут шутки.

АННА
Хорошо. Мы приедем. Если, конечно, Женька согласиться.

ТЕРЕХИН
Думаю, согласится. В ее возрасте путешествие на другой край земли, по крайней мере, должно заинтересовать.

АННА
И спасибо тебе. Я же понимаю – этот звонок, как снег на голову.

ТЕРЕХИН
(смеется)
Это ты здорово придумала – насчет снега, я его семь лет не видел. А с благодарностями – повремени. Это ради Женьки. Уверен, ей будет лучше с родной матерью, чем с каким-то там Слепковским, пусть он трижды олигарх. Жду вестей! Чао!

НАТ. АВТОМАШИНА АННЫ ВЕЧЕР
Анна едет в машине, но настроение у нее совсем другое, чем накануне – почти праздничное. Она никуда не торопиться, как будто даже смакует каждое движение, каждый маневр, с удовольствием вслушиваясь в веселую музыку из динамиков.

ИНТ. КУХНЯ В ДОМЕ АННЫ ВЕЧЕР
Женька сидит за столом и играет в планшет, рядом с ней стакан апельсинового сока и пачка печенья. Входит Анна.

ЖЕНЬКА
Мам, ты где была?! У тебя целый день мобильник отключен. Народ обзвонился по городскому – с работы и вообще. «Ищут пожарные, ищет милиция…». Даже мне звонили!

АННА
Черт с ними со всеми. Слушай… Есть ценная идея по поводу каникул. Мы с тобой едем на Тапуату.

ЖЕНЬКА
Тапуату?

АННА
Тапуату. Острова в Тихом океане.

Женька не знает, как реагировать. Ее взгляд выражает все чувства сразу: удивление, недоверие, любопытство, скепсис, недоумение, восторг.

ЖЕНЬКА
И… Что мы там будем делать?

АННА
Найдем, чем заняться. Заодно навестим твоего отца. Кстати, он передает тебе большой привет.

ЖЕНЬКА
Отец?

АННА
Да. Папа-Саша. Только не рассказывай Борису Ильичу. Пусть это будет наш небольшой женский секрет. Договорились?

ЖЕНЬКА
Договорились… И что же там делает этот папа-Саша?

АННА
(неожиданно для себя)
Он там кем-то вроде капитана Джека Воробья.

ЖЕНЬКА
Ты же говорила, что он — избалованный самовлюбленный кретин.

АННА
Я так говорила?

ЖЕНЬКА
Говорила.

АННА
Ну, если бы у Джека Воробья была жена, она сказала бы про него то же самое.

Женька прыскает со смеху. В это время в кухню заходит Борис, одетый по-домашнему, casual.

ЖЕНЬКА
Я на минуту.

Убегает, захватив планшет и стакан сока.

АННА
(насмешливо, Борису)
Ты сегодня что-то рано.

БОРИС
(удивленный ее настроением)
Ты тоже.

АННА
Надо готовиться. Мы с Женей улетаем на Тапуату.

БОРИС
Тапуату — это где-то на юге Полинезии?

АННА
(со смехом)
Возможно. Знаю только, что там красиво.

БОРИС
Красивых мест много. Прежде ты чуралась экзотики. Помниться, когда нас пригласили на Карибскую регату, ты очень долго и убедительно на эту тему изъяснялась.

АННА
Все мы меняемся, Боренька. Ты тоже раньше произносил много разных слов. Напомнить?

БОРИС
Я все помню. А ты не забыла, что Женя должна ехать в Шотландию в языковой лагерь.

АННА
Попрактикуется на Тапуату.

БОРИС
Достойная альтернатива, ничего не скажешь. Скажи прямо, что этот странный скоропалительный вояж затеян в связи с нашим утренним разговором.

АННА
А если и так – что с того?

В это время входит Женька с планшетом. Она отыскала в Интернете несколько видов Тапуату и спешит показать родителям.

ЖЕНЬКА
(восторженно)
Смотрите, водопад Омакороа. Видите: разноцветное облако. На самом деле — это бабочки Коллорадес. Их там тысячи! Здорово, правда!? А это «станция очистки» для пятнистых скатов…

АННА
Хорошо, Женя, у нас будет время на это наглядеться, а пока дай нам с Борисом Ильичем переговорить.

Женька уходит. Борис провожает ее взглядом. Похоже, он несколько озадачен Женькиным энтузиазмом.

АННА
Возвращаясь к утреннему разговору. Я не собираюсь тебе ни в чем препятствовать. Развод так развод. Что касается Женьки. Как она решит, так и будет. А по поводу тех утренних листочков… Твоя собственность – ты с ней и разбирайся.

БОРИС
Аня, выслушай меня …

АННА
Нет, сейчас твоя очередь слушать. Ты утром пугал меня судами и скандалами. Так вот: это ты их боишься. Ты же такой солидный, респектабельный, уверенный в себе. Тебе важно выглядеть таким всегда и во всем. А мне и на это и на прочее плевать. Учти, Боренька. Учти, и веди себя смирно. Будь паинькой. Подумай об этом, а я начну готовиться к поездке, составлю список барахла. Чувствую, списочек выйдет немаленький…

НАТ. АЭРОПОРТ ТАПУАТУ ВЗЛЕТНАЯ ПОЛОСА ВЕЧЕР
Зрители видят гору внушительных чемоданов – это проезжает тележка с багажом пассажиров. Анна и Женька вместе с другими прилетевшими бредут от самолета к приземистому зданию аэропорта, на фасаде которого написано «Lilatongo. Welcome to Tapuatu!».

ИНТ. АЭРОПОРТ ТАПУТАТУ ЗАЛ ПРИЛЕТА ВЕЧЕР
Пассажиры подходят к стойке, где ПОГРАНИЧНИК – абориген в опереточной униформе с аксельбантами и галунами, ставит отметки о прибытии. Увидев российские паспорта, ПОГРАНИЧНИК радостно ржет.

ПОГРАНИЧНИК
Дапра пошаловат!!

Подтянутый мужчина в толпе встречающих в знак одобрения показывает пограничнику большой палец. Это Терехин. Анна успевает заметить, что за прошедшие годы он заметно возмужал и даже вытянулся. Терехин обменивается с Анной и Женькой короткими приветствиями, тонущими в общем шуме, стаскивает с транспортера два чемодана. Они направляются к выходу из зала прилета. За ними внимательно наблюдает НЕЗНАКОМЕЦ.

НАТ. ПАРКОВКА ПЕРЕД АЭРОПОРТОМ ВЕЧЕР
Анна, Женька и Терехин идут по парковке. Женька из-за усталости смутно представляет, куда попала и кто ее окружает.

ТЕРЕХИН
Как вам Энрике? Пограничник… Почти неделю репетировали «Добро пожаловать». По-моему у него неплохо получилось.

АННА
Да, уж… Весельчак.

ТЕРЕХИН
Весельчаков тут пруд пруди. Полюбуйся: один из самых крупных экземпляров.

Терехин указывает на ДЖЕФФА, кофейного цвета детину, который сидит на водительском месте светло-бежевого открытого джипа.

ТЕРЕХИН
Большой Джефф. Мой партнер по бизнесу и наибольший друган по здешней жизни. Джефф, познакомься — Энни и Джейн!

АННА
Hello!

ДЖЕФФ
Дапра пошаловат!!

ТЕРЕХИН
Пожалуй, он переплюнул Энрике. Джефф очень похож на Шрека. Не правда ли? Только не зеленый и с волосами.

Джефф радостно смеется и шлепает себя ладонью по кучерявой макушке.

ДЖЕФФ
Это парик!

Багаж пристраивают в кузове джипа, Анна и Женька садятся сзади, Женька тут же засыпает, положив голову на колени матери. Терехин располагается спереди рядом с Большим Джеффом. Машина выезжает на шоссе с редкими кокосовыми пальмами у обочин.

АННА
А у тебя акцент появился.

ТЕРЕХИН
(оборачиваясь)
Серьезно? Что же, с волками жить, сама понимаешь. По-русски здесь говорить не с кем. А где же твой южный выговор, Таранец? Растворился.

АННА
Но не сам по себе. Пришлось даже заниматься с преподавателем из театрального.

ТЕРЕХИН
Ну, да, ты же у нас девушка целеустремленная.

Они въезжают в городок, довольно чистый и аккуратный, застроенный малоэтажными белыми строениями.

АННА
Как ты сюда попал?

ТЕРЕХИН
Длинная история. Впрочем, торопиться нам некуда… После нашего чудесного расставания повалял дурака с годик, а потом решил радикально перекроить быт, переменить участь, как выражаются в определенных кругах. И тут попадается на глаза журнальчик с заметкой про Тапуату. Думаю: а пуркуа бы не па? Вдруг это, черт побери, подсказка, знамение, улыбка судьбы. Вот и рванул сюда. Один жучила пособил с грин-картой. Островки эти, заметь, ассоциированная территория Штатов. Между прочим, Джефф, хоть и похож на Шрека, а полноценный американский гражданин. Он с Гуама. Там тьма америкашек. Небоскребы. Цивилизация. Мать из племени чаморро, отец – мулат с военной базы. … Джефф, тебе нравиться быть янки?

ДЖЕФФ
Янки – дерьмо!

ТЕРЕХИН
Это он для красного словца
(Джеффу)
А на Тапуату есть еще янки? Не туристы, а кто здесь постоянно живет?

ДЖЕФФ
(после некоторого раздумья)
Наверное, только «Джокер» Брэдли.

АННА
И кто же этот Брэдли?

ТЕРЕХИН
Вояка один. Только до него тяжело добираться — на глубину сорок три метра.

АННА
А что он там делает?

ТЕРЕХИН
Брэдли? Джефф, объясни, пожалуйста, что делает «Джокер» Брэдли на глубине 43 метра?

ДЖЕФФ
(хохоча)
Он там лежит!!!

АННА
(никак не может взять в толк)
Лежит?…

ТЕРЕХИН
Американский самолет сбитый япошками. Дайверы расчистили кусок фюзеляжа, а там нарисован джокер и фамилия «Брэдли». С тех пор спуститься к самолету – значит «навестить Джокера Брэдли».

НАТ. ОКРЕСТНОСТИ БУНГАЛО ВЕЧЕР
Они выезжают из городка, дорога петляет по пальмовым лесам, мелькают дома аборигенов с нехитрым хозяйством под окнами и потрепанными пикапами во дворах. Время от времени джип выныривает на возвышенность и открывается, лиловая от заката океанская даль. За джипом на приличном расстоянии неотступно следует машина с Незнакомцем.

Наконец, дорога утыкается в приземистое двухэтажное здание отеля «Жемчужный берег», но они не останавливаясь, проезжают дальше по тропе метров двести на заросший лесом уступ к одинокому бунгало, окруженному полисадничком из приземистой тропической растительности. Над кромкой растущих на склоне пальм виднеется полоса океана. Наступают сумерки.

ИНТ. БУНГАЛО НОЧЬ.
Анна, Джефф и Терехин с багажом заходят в большую прихожую-гостиную-кухню бунгало. Из помещения двери ведут в две спальни и ванную комнату. Анна падает в кресло.

ТЕРЕХИН
Королевские апартаменты, номер для новобрачных и президентский люкс в одном флаконе. Правда, интерьер чуток потрепанный. Жить, во всяком случае, можно.

Терехин уходит и возвращается со спящей Женькой на руках.

ТЕРЕХИН
Бобик, сдох.

Терехин относит Женьку в спальню и возвращается. Анна и Терехин прощаются с Джеффом, который уходит.

АННА
Принимаю душ и отрубаюсь.

ТЕРЕХИН
Совет аборигена: изыщи внутренние резервы, потерпи пару часиков, зато утром встанешь человеком. К тому же, нужно отметить прибытие. А то как-то не по-нашему получается, не по-православному.

АННА
(вздыхая)
Хорошо. Тогда только душ.

НАТ. БЕРЕГ МОРЯ ВЕЧЕР
Закат на море. Солнце растворяется в багровом мареве горизонта. Волны лениво бьются о берег.

ИНТ. БУНГАЛО ГОСТИНАЯ НОЧЬ.
Анна выходит из ванны в халате. На столе стоят два высоких стакана наполненных до краев рубиновой жидкостью, вазочка с фруктами и блюдце с орешками.

ТЕРЕХИН
Есть хочешь? Нет? Одобряю. Закусывать – вредно. Итак, за встречу на гостеприимной земле Тапуату!

АННА
За встречу! Что это?

ТЕРЕХИН
Коктейль. Условное название «Привет из тропиков». Ноу-хау гостиничного бармена.

АННА
Очередной весельчак?

ТЕРЕХИН
Еще какой! Как «Привет»?

АННА
Недурственно. Спасибо тебе!

ТЕРЕХИН
За коктейль?

АННА
За все – за коктейль, за приглашение, за встречу.

ТЕРЕХИН
Не стоит благодарности. Я же говорил: здесь все по другому… Помнишь, как в той старой песне: «здесь издалека… многое теряется из виду… тают облака… кажутся нелепыми обиды». Сама с недельку поживешь – почувствуешь. Нет, ничего не забывается, только… Словно происходило не с нами, да еще где-нибудь на Марсе тысячу лет назад.

АННА
Тебе здесь хорошо?

ТЕРЕХИН
Наверное, если так капитально застрял. Думал, покантуюсь с полгодика, косточки погрею и двинусь дальше. Но видно никак не прогреюсь.

АННА
Ты говорил, что Джефф твой партнер. У вас общий бизнес?

ТЕРЕХИН
Тут у всех один бизнес: туризм. Хвала Всевышнему, на островах полно укромных местечек, подводных пещер, затонувших кораблей, рифов и прочей занимательной всячины. На всех хватит.

АННА
У тебя кто-нибудь есть?

ТЕРЕХИН
В смысле — женщина? Не без этого. Фульхенсия. Клевое имечко, между прочим.

АННА
Красивая?

ТЕРЕХИН
Выдастся случай — увидишь. У меня домишко рядом с Лилатонго. Она там хозяйничает. А, кстати, неплохая идея… Почему бы не пригласить вас в гости.

АННА
А она не будет ревновать?

ТЕРЕХИН
Фульхенсия? Смеешься!? Островитянка не смеет ревновать белого мужчину. Тем более к белой женщине. Слава Богу, здесь немногое изменилось со времен старины Киплинга.

АННА
Кажется, за это надо выпить.

ТЕРЕХИН
Прекрасный тост – за незыблемость традиций!

Анна и Терехин выпивают. Анна, чувствуя, что ее основательно пробирает хмель, усердно грызет орешки.

ТЕРЕХИН
Так что у вас случилось со Слепковским?

АННА
Пошел он….

ТЕРЕХИН
Исчерпывающе. Что касается Жени, не думаю, что она с ним останется.

АННА
Спасибо за оптимизм. Как она тебе?

ТЕРЕХИН
Женя? А я ее видел…

АННА
Ты что — приезжал в Москву?

ТЕРЕХИН
(помолчав минуту, словно раздумывая, стоит ли ему продолжать)
Нет, в Москву я не приезжал.

НАТ. ДНО ОКЕАНА НА ГЛУБИНЕ 57 МЕТРОВ. ДЕНЬ. — НЕОПРЕДЕЛЕННОЕ ВРЕМЯ НАЗАД.
Одетый в подводное снаряжение Терехин перемещается вдоль затонувших военных кораблей.

ТЕРЕХИН (ЗК)
Приключилась раз занятная история. Погружался на 57 метров, подцепил нарк. Такая хрень. Еще называется азотной эйфорией. Как тебе объяснить… Для погружения на большие глубины используют дыхательную смесь. В ее составе азот, где-то ниже 30 метров он начинает действовать на мозги. Действует по-разному. Что именно тогда произошло — не помню. Местечко там знатное. Ровное чистое дно, песочек, два американских торпедных катера. Лежат так аккуратненько, как в музее. И тут вижу — из-за носа катера выходит девочка и направляется мне навстречу. С рыжими волосами девочка, в одном гидрокостюме даже без маски. Я понимаю, что вижу Женьку, и врубаюсь, что дела плохи, потому как натуральный глюк. Смотрю на свой Stinger: баллоны почти пусты. Оглянулся — Женьки нет. Думаю: хорошо, сигнал принят, главное не запаниковать, не засуетиться, не выжрать остатки смеси. Вообщем, выбрался.

ИНТ. БУНГАЛО ГОСТИНАЯ НОЧЬ
Анна и Терехин продолжают беседу.

АННА
Ужасно! И как ты этим занимаешься?

ТЕРЕХИН
А чем здесь еще заниматься? На самом деле не опаснее, чем принимать ванну. Сама узнаешь.

АННА
Я?

ТЕРЕХИН
И ты, и Женя.

АННА
Ты и ребенка вздумал утопить?

ТЕРЕХИН
Скажешь еще. С десяти лет — разрешается. Глубина три – пять метров, не больше. С таким суперпрофессионалом как Джефф — никакого риска. И тебе обязательно надо попробовать. Обязательно! Только на глубине человек ничего не слышит кроме самого себя, только свое дыханье и стук сердца. И при этом он не одинок – вокруг бурлит жизнь. Удивительно!

АННА
Ты стал поэтом?

ТЕРЕХИН
Не знаю, как насчет поэта, но изменился – факт. Прежде презирал коллег за то, что строят из себя крутых, а сам хотел казаться круче всех; презирал дельцов, когда у самого ничего дельного не получалось, злился, что ты идешь вперед, а я топчусь на месте.
(после паузы)
А может и не изменился, а остался прежним – папенькиным сынком, дедушкиным внуком… Просто в этой … оранжерее мне комфортно, как всякому тропическому растению, которое гибнет на холодном ветру.

АННА
А мне кажется – ты закалился, окреп.

ТЕРЕХИН
Просто загорел. Солнце, воздух и вода. Регулярные физические нагрузки. Ладно, давай выпьем за Женьку. Чтобы у нее все получилось. И я удаляюсь. Только захвачу бутылку рома.

Терехин выпивает свой бокал, не дождавшись Анны, поднимается, забирает бутылку и направляется к выходу.

АННА
Куда же ты пойдешь ночью? Джефф уехал.

ТЕРЕХИН
(заметно опьяневший)
Не беспокойся. Я как та стрекоза у дедушки Крылова. «И под каждым под кустом, был готов и стол, и дом…». Только никакая зима в глаза не катит. И никакой долбаный муравей не станет читать долбаных нотаций. Чао!

Терехин поднимается и, пошатываясь, уходит. Анна провожает его взглядом, в котором читается сочувствие. Она проходит в спальню, где на огромной кровати спит в одежде Женька. Анна в изнеможении проваливается в сон.

ИНТ. СПАЛЬНЯ В БУНГАЛО РАННЕЕ УТРО
Сквозь жалюзи просачивается серый свет, скупо освещающий спальню. Просыпается Женька. На другом конце «king-size bed» спит Анна в гостиничном халате.

НАТ. ОКРЕСТНОСТИ БУНГАЛО РАННЕЕ УТРО
Женька открывает дверь, выходит на площадку перед бунгало, осматривается. Рассвет еще не наступил. Океан, небо – все в серой кисее тумана. Женька спускается вниз по дорожке к морю.

НАТ. ПИРС РАННЕЕ УТРО
От пляжа удаляется в океан длинный дощатый пирс, с пришвартованными к нему катерами. Вокруг все еще дремлет, только незнакомые белые птицы с окаймленными черной полоской крыльями выскакивают из тумана и с тонким писком проносятся над водой.

Женя доходит до конца пирса и пристально смотрит вдаль, пока ей не начинает казаться, что серая океанская гладь затягивает ее. Почувствовав смутную тревогу, она медленно возвращается и замечает человека, спящего на диване в кормовой части одного из катеров. Женька осторожно приближается и узнает в спящем Терехина.

НАТ. КАТЕР ТЕРЕХИНА РАННЕЕ УТРО
Женька тихонько перебирается на катер, садится за капитанское место в полурубке, рассматривает приборную доску. Просыпается Терехин.

ТЕРЕХИН
(не до конца проснувшись, испуганно)
Женя?!

ЖЕНЬКА
Доброе утро.

ТЕРЕХИН
Как… Как ты здесь оказалась?!

ЖЕНЬКА
Мама еще спит, а я решила прогуляться.

ТЕРЕХИН
Здесь, конечно, не Гарлем, но одной лучше не бродить. А который час?
(глядя на наручные часы)
Шести нет. Ну, да – ты же заснула почти днем.

ЖЕНЬКА
А как мне вас называть?

ТЕРЕХИН
Ну, не знаю…

ЖЕНЬКА
Мама придумала — «папа Саша».

ТЕРЕХИН
Это Таранец такое придумала? Что ж, отрицать глупо — действительно папа, и действительно Саша. Будь, по-вашему.

ЖЕНЬКА
А вы любили маму?

ТЕРЕХИН
Ничего себе вопросики в шесть утра! Даже без десяти шесть…

ЖЕНЬКА
А что такого. Просто сказать правду: «да» или «нет».

ТЕРЕХИН
Просто, говоришь… Ну, тогда попробую. Хм-хм… «Да» — я любил Анну Семеновну Таранец.

ЖЕНЬКА
Может вам просто казалось, что вы любите.

ТЕРЕХИН
Ну, ты даешь! И много у тебя таких вопросиков? Огласи сразу весь список.

ЖЕНЬКА
Списка не получиться. Я только еще хотела узнать, как вы сделали маме предложение.

ТЕРЕХИН
(чуть нахмурившись)
А мама что говорит?

ЖЕНЬКА
Темнит.

ТЕРЕХИН
Еще бы!…

ЖЕНЬКА
И что это означает? Придется устроить вам очную ставку.

ТЕРЕХИН
Я тебе устрою ставку! Слушай, а ты умывалась? То-то и оно. Не умывалась, а уже вопросы всякие: «любовь-морковь», «розы – мимозы». У меня тут санузел типа «гальюн», дам тебе щеточку зубную, и пасту, и полотенчико найдется. Пойдем-ка, дружок.

Терехин с Женькой скрываются в трюме. Спустя несколько секунд Терехин возвращается с початой бутылкой рома и банкой колы. Он наливает ром в стакан, добавляет колу. Появляется умывшаяся Женька. Терехин протягивает ей банку.

ЖЕНЬКА
А это что у вас – портвейн?

ТЕРЕХИН
Откуда здесь портвейн. Кола — только крепленая.

ЖЕНЬКА
Это непедагогично — пить спиртное при детях в шесть утра. Даже без пяти шесть.

ТЕРЕХИН
А вдруг, я отношусь к тебе, как к взрослому человеку.

ЖЕНЬКА
Перспективно. Тогда может быть и мне можно крепленой?

ТЕРЕХИН
Нельзя. Категорически. На Тапуату до полудня алкоголь разрешено употреблять только тем, кто прожил на архипелаге больше пяти лет.

ЖЕНЬКА
Вы серьезно?

ТЕРЕХИН
…Но Тапуату славен не этим. Полюбуйся окружающей средой! Я первые недели просто дурел от изобилия запахов и красок. Со временем, конечно, привыкаешь, но все равно. Ты слышала про такого поэта — Асеева? Понятно – в школе не проходили. Жертва ЕГЭ. И гражданка Таранец не рассказывала?… Еще бы! Она и про Пушкина от меня узнала. Ничего: сейчас восполним пробел.

Солнце уже поднялось над горизонтом, расцветив окрестности. Терехин становится к рулю, и начинает декламировать.

ТЕРЕХИН
«Вы видели море такое,
когда замерли паруса,
и небо в весеннем покое,
и волны — сплошная роса?
И нежен туман, точно жемчуг,
и видимо мление влаг,
и еле понятное шепчет
над мачтою поднятый флаг,…
И с берега — запах левкоя,
и к берегу льнет тишина?..
Вы видели море такое
прозрачным, как чаша вина?!»
…Красиво сформулировал товарищ Асеев, не правда ли.

Женька согласно кивает. Терехин запускает мотор. Катер проплывает мимо живописных берегов. Женька достает из кармана джинсовой курточки портативную фотокамеру и начинает снимать.

ПЕРЕХОД:

На экране сменяют друг друга кадры: уходящие в небо пальмы, бирюзовая гладь лагун, Анна примеряющая экзотический туземный наряд, Джефф, указывающий на диковинных очертаний скалу, Женька верхом на вытащенной на берег акуле, Терехин с комичным видом удерживающий на голове кокосовый орех, вся честная кампания на местном базарчике, в прибрежном баре.

Последний снимок мы видим на экране ноутбука, который внимательно рассматривает Незнакомец. Он что-то помечает в своем блокноте, свертывает фотографию, открывает электронное письмо и начинает набирать текст.

НАТ. ПЛОЩАДКА ПЕРЕД БУНГАЛО УТРО
Анна лежит в шезлонге, подставив лицо солнцу, но по ее сосредоточенному лицу видно, что мысли ее далеко. Появляется Терехин.

ТЕРЕХИН
Скучаешь. Зря отказалась от дайвинга: получила бы массу впечатлений.

АННА
Я все-таки очень беспокоюсь за Женю. Зря я ее отпустила.

ТЕРЕХИН
Не волнуйся.

АННА
А если акула? Или скат. Или клапан какой-нибудь откажет.

Анна соскакивает с шезлонга.

НАТ. ЛЕСНАЯ ДОРОЖКА В ОКРЕСТНОСТЯХ БУНГАЛО
Анна раздраженно вышагивает по дорожке. Терехин следует за ней.

ТЕРЕХИН
Тысячу раз тебе объяснял: никакой угрозы нет. Это же лагуна – там и глубины то нет приличной. И большие акулы туда не заплывают. Я бы не стал подвергать Женю малейшей опасности.

АННА
Надо же! Какой заботливый папаша! Да ты за семь лет ни разу не позвонил, не поинтересовался – жив ли твой ребенок!

ТЕРЕХИН
Браво, Таранец! Я уже заждался: когда ты об этом заговоришь. Удивляюсь твоей выдержке.

АННА
Представь – я то же удивляюсь! Какую надо иметь выдержку, чтобы протянуть с тобой столько времени. Обычной женщине такое испытание не под силу. Только дочери вождя каннибалов.

ТЕРЕХИН
А знаешь – ты почти угадала: моя подружка Фульхенсия – девушка не простая. Почти как ты. Приходиться племянницей одному вождю с северных островов. Тамошние туземцы действительно прежде кушали людей, но исключительно в санитарно-гигиенических целях – ограничивали популяцию и нагрузку на окружающую среду.

АННА
Примитивное вульгарное мальтузианство!

ТЕРЕХИН
Я бы на твоем месте, Анна Семеновна, поостерегся вешать ярлыки на моих горячо любимых родственников. Кстати, к вопросу о родственных отношениях… Женя намедни спрашивала: как я сделал предложение. Не знаю, что ответить на сей счет родной дочери.

АННА
(смутившись)
А что такого… Приехал ко мне в город…

ТЕРЕХИН
И что предшествовало приезду? Некое письмо. «Ваша записка в несколько строчек». Какого содержания?

АННА
Не помню.

ТЕРЕХИН
Зато я помню прекрасно: «Сделала аборт. Ни о чем не беспокойся. Удачи. Твоя Аня». Наглая чудовищная ложь! И про беременность, и про аборт. И почему до меня, идиота, это дошло лишь годы спустя?!

АННА
Я не хотела лгать. Это была … шутка, розыгрыш.

ТЕРЕХИН
Розыгрыш!!!

АННА
Не знаю, как назвать. Правда! Саша, давай откровенно: для нас обоих знакомство в Крыму было ни к чему не обязывающим курортным романом, романом без последствий. Ну, а письмо… Сели с девчонками, стали воспоминать лето…

ТЕРЕХИН
Ах, вот как оно было! Посланию, значит, предшествовало коллективное обсуждение. Как у запорожцев, писавших турецкому султану. Повеселились от души – с девчонками… Лето вспомнили!
Оторвались!…

АННА
Да, это была жестокая глупая шутка, которая не имела никакого иного умысла, кроме как подразнить самовлюбленного москвича. Разве я могла предположить, что ты так отреагируешь?! Лучше скажи: почему ты тогда примчался?

ТЕРЕХИН
Хороший вопрос. Сам его задаю… Когда прочитал письмо, в первый момент даже облегчение почувствовал. А потом испугался. Этого своего облегчения. Думаю, неужели я последний подлец, что готов такой мерзости радоваться. И решил, что по жизни человек благородный, и всему миру это докажу.

АННА
Прости меня, Саша. Я действительно не задумывалась о последствиях этой … глупой и злой выходки.

ТЕРЕХИН
Допустим. Но когда соглашалась на мое предложение – тогда-то ты была в здравом уме и твердой памяти?

АННА
Была. Почти. Я уже и забыла про письмо, и вдруг вваливаешься ты, глаза горят, как у тигра. «Это правда!?» Я растерялась, стала оправдываться, будто все было по-настоящему. Тут надо было или сразу признаваться или врать до конца.

ТЕРЕХИН
И ты не призналась. Почему? Испугалась?

АННА
Просто ты … был так хорош в ту минуту. А когда сказал, что готов простить, если я приму твое предложение, то была просто счастлива. Честно!

ТЕРЕХИН
Да… Дела… Давно минувших дней.
(пауза)
Кстати, о моем многолетнем молчании – упреки совершенно справедливы. Мне нет оправдания. Почему-то был уверен, что все в порядке. Звучит глупо. Ладно, не станем ворошить прошлое. Я ведь за другим пришел: хотел тебя повеселить, развлекательную программу продумал.

АННА
Даже так… И в чем заключается программа.

ТЕРЕХИН
Доставлю в симпатичное местечко, туда, где сейчас Джефф с Женькой. А дальше – увидишь сама.

НАТ. БЕРЕГ ЛАГУНЫ ДЕНЬ
Большая надувная резиновая лодка с мотором, в которой находятся Анна и Терехин приближается к берегу. Когда до кромки пляжа остается несколько метров Терехин спрыгивает в воду, забирает большой рюкзак с привязанными к нему снастями и помогает выбраться Анне.

Терехин распаковывает рюкзак. Анна, осматриваясь, прохаживается по пляжу.

ТЕРЕХИН
Вуаля!

Демонстрирует подобие деревянного дротика длиной около метра.

АННА
Что это?

ТЕРЕХИН
Отомагао – острога для рыбной ловли. Стоишь в воде и стараешься пронзить проплывающую мимо рыбу. Излюбленное занятие тапуитянцев. Сам процесс ловли обозначается тем же словом – отомагао. Understand?

Анна осторожно берет в руки острогу и рассматривает ее.

ТЕРЕХИН
Это… или эту… ну, вообщем, отомогао передают из поколения в поколения. Видишь четыре зубца на конце – стиль племени северных островов.

АННА
(с подозрением)
Что-то у нее больно вид свеженький.

ТЕРЕХИН
Они очень им — или ей – короче очень дорожат. Просто холят и лелеют.

АННА
А ты занимался этим — отомогоа?

ТЕРЕХИН
Отомогао? Тысячу раз.

АННА
Покажешь?

ТЕРЕХИН
Бесполезно. Cамому нужно приноровиться.

АННА
(неуверенно)
Ну, хорошо попробую.

ТЕРЕХИН
Попробуй, попробуй… Подальше заходи. Вот так. И развернись к морю лицом – так твоя тень не напугает рыбу.

Анна заходит по колено в воду с острогой в руке и высматривает добычу. Терехин удобно располагается в тени пальм и не без удовольствия разглядывает фигуру Анны, склонившуюся над гладью лагуны.

АННА
Наконечник как будто чем-то вымазан…

ТЕРЕХИН
Такаруна – яд, который выделяет один моллюск. Им смазывают острие.

АННА
А для человека яд не опасен.

ТЕРЕХИН
Ты что – сама себя думаешь загарпунить!? Не бойся – такаруна опасен только для рыбы.

АННА
(вздыхая)
Обрадовал.

ТЕРЕХИН
У тебя получится, дорогая. Я в тебя верю. А то можем остаться без обеда.

АННА
Не знала, что на мне такая ответственность.

ТЕРЕХИН
Теперь знаешь.

АННА
Может быть, все-таки поможешь.

ТЕРЕХИН
Отомогао – чисто женское занятие.

АННА
Интересно. А обед будешь готовить ты?

ТЕРЕХИН
Совершенно верно – это же другое полушарие, здесь все наоборот. Видишь, как быстро усваивается местная специфика.

Терехин снова устраивается под пальмой и прикрывает лицо шляпой. Анна пытается орудовать острогой.

АННА
Ага!

ТЕРЕХИН
(из-под шляпы)
Что?

АННА
Блин! Чуть-чуть промахнулась…

ТЕРЕХИН
Надо же.

АННА
(спустя пол-минуты)
Ой!

ТЕРЕХИН
Что – снова промазала?

АННА
Нет. Кажется, медуза обожгла.

ТЕРЕХИН
Надо помочиться на обожженное место.

АННА
А если без детсадовского юмора?

ТЕРЕХИН
Я как никогда серьезен. Урина – лучшее средство от ожога медузы.

АННА
Хм… У меня что-то нет желания.

ТЕРЕХИН
Могу пособить. Чай не чужие.

АННА
Не пошли, Терехин.

ТЕРЕХИН
Тогда терпи.

АННА
Потерплю — уже почти не болит.

ТЕРЕХИН
Приятно слышать.

АННА
Опять ушла! Черт! Должна же я поймать, хотя бы одну чертову рыбу.

ТЕРЕХИН
(еле сдерживая смех)
Пилите, пилите, Шура.

Анна медленно поворачивается к Терехину и пристально на него смотрит.

АННА
Терехин! Ты ведь все это выдумал? Да? Ты же, гад, издеваешься надо мной!

ТЕРЕХИН
О чем ты, дорогая?

АННА
(подступая с острогой)
А ну, не ври! Ты придумал это – момогао!?

ТЕРЕХИН
Ты мне льстишь. Зачем же придумал – прочитал. Так ловят рыбу, кажется, на Фиджи. Или Самоа. Здесь народ ленивый – обходятся сетями. Вот я и решил – провести эксперимент.

АННА
Эксперимент? На мне!? Ах, ты гад!!!

Анна выскакивает на берег и, подняв над головой острогу, бросается на Терехина. Тот убегает по берегу.

ТЕРЕХИН
Вот она – женская благодарность. Целую ночь строгал для нее уникальное метательное орудие, а она хочет меня им убить.

АННА
Тебя мало убить, негодяя! Экспериментатор нашелся!

Анна почти догоняет Терехина, но спотыкается о вынесенную морем на песок корягу. Терехин бежит в другую сторону. В это время недалеко от берега выныривают Женька и Джефф, которые, недоуменно переглядываются, увидев разворачивающуюся перед их глазами батальную сцену. Анна, отчаявшись догнать Терехина, метает в него острогу, которая вонзается в ствол пальмы.

Тут Женька начинает кричать и махать рукой. Погоня прекращается.

НАТ. БЕРЕГ ЛАГУНЫ ВЕЧЕР
Резиновая лодка вытащена на берег. Джефф и Женька с помощью коптильни готовят рыбу. Анна отдыхает в гамаке. Терехин с трудом вытаскивает из ствола пальмы острогу.

ТЕРЕХИН
Вот засандалила. Тебе, Таранец, надо было в метательницы копья идти, стала бы олимпийской чемпионкой. Правда, пришлось бы меня всюду возить — в качестве мишени. Анна Семеновна! Ау! Молчит. Обиделась.

ЖЕНЬКА
Что вы не поделили?

ТЕРЕХИН
Вспомнили золотые деньки.

ЖЕНЬКА
Как делали маме предложение?

ТЕРЕХИН
(удивленно)
В том числе…

ЖЕНЬКА
Наконец, вы в подробностях об этом расскажете.

ТЕРЕХИН и АННА
(одновременно)
Нет!

ЖЕНЬКА
О, господи! Ну, и родители мне достались.

ТЕРЕХИН
(уязвленно)
Не хуже остальных.
(протягивая Джеффу острогу)
Оцени.

ДЖЕФФ
Классная идея. Настругаем таких хреновин, запустим на мелководье разных чудиков – тех, кому дайвинг надоел или противопоказан – пусть балуются. Как ты назвал эту хрень?

ТЕРЕХИН
Отомогао.

ДЖЕФФ
Здорово! Новинка сезона. Отомогао – пляжное сафари.

ТЕРЕХИН
А Анна Семеновна останется в истории Тапуату первооткрывателем отомогао. Аня, да хватит дуться. Я вот чуть не погиб от твоей меткой руки, был на волоске от гибели, и то не держу зла.

ЖЕНЬКА
Мам, ну помиритесь!

Анна, не вставая с гамака, молча протягивает Терехину руку. Тот опускается на колени и целует ее пальцы. Женька в восторге прыгает вокруг них.

ДЖЕФФ
Трогательное зрелище.

ТЕРЕХИН
Самое время пригласить всех присутствующих на воскресенье ко мне.

ЖЕНЬКА
По поводу?

ТЕРЕХИН
Повод уважительный — празднование дня рождения.

АННА
Слушай, а я совсем забыла.

ТЕРЕХИН
Не страшно. Но если бы ты сегодня оказалась чуть точнее, торжество бы не состоялось. …Ладно, ладно – больше ни слова об этом.

АННА
Буль так любезен. А кто еще приглашен?

ТЕРЕХИН
Разумеется, Фульхенсия, как хозяйка дома. Потом падре Хименес – настоятель здешнего костела Святого Георга. Можно сказать, мой духовный наставник.

ЖЕНЬКА
Вы что — католик?

ТЕРЕХИН
Какой там католик. За отсутствием в окрестностях православных батюшек пришлось прибиться к латинянам. Впрочем, падре Хименес – славный человек и умница. Сами в этом убедитесь. Кстати, старина Джефф – тоже прихожанин костела. Закончил иезуитскую школу на Филиппинах, и даже кое-что помнит по латыни.
(Джеффу)
Дружище, изреки, что-нибудь.

ДЖЕФФ
Ad majorem Dei gloriam!

ТЕРЕХИН
Бесподобно! Так что соберется местная интеллигенция в нашем лице.

АННА
Немного же вас.

ТЕРЕХИН
Много званых да мало избранных, как любит выражаться падре. Так что, друзья, в воскресенье, как добрые католики, с утра на мессу, а потом прошу ко мне.

АННА
А в костеле исповедоваться обязательно.

ТЕРЕХИН
Тебе – обязательно. Шучу. Конечно же, нет.

ЖЕНЬКА
А я хочу исповедаться!

АННА
Ты?!

ТЕРЕХИН
Не возбраняется. Только учитывая, что твой английский слабоват, дабы не парализовать работу культового учреждения, прошу сократить список грехов и пороков.

ЖЕНЬКА
(жеманно)
О! Это будет так непросто!

АННА
Выпендрюжница.

ЖЕНЬКА
(Терехину)
А сколько вам лет?

АННА
Я знаю. Хотя… Могу и ошибиться.

ДЖЕФФ
Вообще не в курсе. Ты прежде не праздновал.

АННА
Так ты этот прием ради нас устроил? Или у тебя круглая дата?

ТЕРЕХИН
Терпение, друзья, терпение! Если в воскресенье вы сохраните ясность ума до праздничного торта, то посчитав свечи, найдете разгадку этой страшной тайны.

ИНТ. НОЧЬ БУНГАЛО НЕЗНАКОМЦА
Незнакомец сидит за столом. Оторвав взгляд от экрана ноутбука, он задумчиво смотрит перед собой. Постепенно лицо его становиться все более мрачным, внезапно он вскакивает с места и, выставив руку вперед, разражается гневной тирадой.

НЕЗНАКОМЕЦ
«Дуй, ветер! Дуй, пока не лопнут щеки!
Лей, дождь, как из ведра и затопи
Верхушки флюгеров и колоколен!
Вы, стрелы молний, быстрые, как мысль,
Деревья расщепляющие, жгите
Мою седую голову! Ты, гром,
В лепешку сплюсни выпуклость вселенной
И в прах развей прообразы вещей
И семена людей неблагодарных!»

НАТ. ЛУЖАЙКА ПЕРЕД ДОМОМ ТЕРЕХИНА ДЕНЬ
Гости – Анна, Джефф, ПАДРЕ ХИМЕНЕС фланируют по лужайке. Тут же под навесом накрыт стол. Из двери дома выбегает Женька, которой удалось проинспектировать праздничный торт.

ЖЕНЬКА
А папе – 38-мь!

Терехин и Анна невольно переглядываются: Женя впервые назвала Терехина «папой».

ТЕРЕХИН
(слегка растерявшись)
Да, Пушкин и Рафаэль до этого рубежа не дотянули…

ЖЕНЬКА
Падре, а вы читали Пушкина?

ХИМЕНЕС
Читал, сеньорита Эухения. В переводе, конечно.

ЖЕНЬКА
Красиво звучит – Эухениа.

ХИМЕНЕС
Если пожелаете — буду вас называть «мадмуазель Эжени» — я все-таки на три четверти француз.

ЖЕНЬКА
Здорово. Как меня здесь только не величают. Не то, что дома: Женя, да Женя. Надоело!

АННА
(под общий смех)
Женя! Будь поскромнее. Мы не ради тебя здесь собрались.

ДЖЕФФ
Мы помним, по какому поводу собрались, и даже, благодаря мисс Джейн, знаем, сколько стукнуло лет этому конспиратору.

ХИМЕНЕС
38 лет – для мужчины сущий пустяк.

ТЕРЕХИН
Но и до него надо было дожить.
(лукаво поглядывая на Анну)
На днях я чуть не кончил свои дни, как святой Себастьян. Кое-кто пытался пронзить мое бренное тело острогой.

ХИМЕНЕС
Сомневаюсь, что вам был уготован мученический венец, дорогой Алекс. Если бы этот кое-кто намеревался причинить вам зло, он или она не промахнулись.

ТЕРЕХИН
Что ж, тогда все в порядке. Фульхенсия, дорогая, хватит суетиться – присаживайся. Прошу к столу.

ЖЕНЬКА
А разве больше никого не будет?

ФУЛЬХЕНСИЯ
Алекс, мы еще кого-то ждем?

ТЕРЕХИН
Вроде бы, нет. Только Лиз – но она должна прибыть попозже.

ЖЕНЬКА
А где же мальчик?

Терехин бросает испепеляющий взгляд на Джеффа, который очевидно проболтался въедливой Женьке и теперь виновато хлопает глазами, Анна внимательно смотрит на Терехина и Фульхенсию.

ФУЛЬХЕНСИЯ
(невозмутимо)
Пабло гостит у моего отца на Раматука.

ЖЕНЬКА
Жаль, а я хотела с ним поиграть. У меня никогда не было братика.

АННА
(со змеиной улыбкой)
Раматука – это там, где раньше ели людей?

ФУЛЬХЕНСИЯ
На Раматука никогда не ели людей. На Раматука – хорошие люди. Плохие люди уходят с Раматука.

ЖЕНЬКА
Уходят?

ТЕРЕХИН
Если кто-то из племени заслуживает проклятия, он уходит в джунгли вглубь острова и там исчезает, растворяется без следа.

АННА
Хорошо, что предупредили. Буду осторожнее. А то зайдешь в лесок и растворишься — навеки…

ТЕРЕХИН
Аня…

АННА
Да я собственно никого не намеревалась обидеть. Ты же сам мне рассказывал про людоедов.

ТЕРЕХИН
Я пошутил.

АННА
Ну, конечно, Алекс у нас большой шутник. Вы не находите, падре? Невозможно предугадать, что он отмочит в следующий раз.

ХИМЕНЕС
Каждый из нас, дочь моя, при определенных обстоятельствах способен удивить себя и окружающих.

АННА
За исключением вас, разумеется?

ХИМЕНЕС
Разумеется. Спасибо, за уточнение. Ценю вашу деликатность, сеньора Анна. Но мы, кажется, забыли, зачем здесь собрались. Полагаю, что сеньорита Эухениа верно поступила, напомнив нам про нашего замечательного Пабло…

ФУЛЬХЕНСИЯ
Пабло – хороший мальчик.

ХИМЕНЕС
Да. Он смышленый и добрый малый – весь в родителей. Будем считать, что Пабло незримо присутствует здесь, среди нас на своем заслуженном месте. И теперь, когда мы в полном сборе, выслушаем любезного хозяина.

ТЕРЕХИН
(С явным облегчением)
Друзья, я рад, что мы сегодня собрались за этим столом. У каждого из нас за плечами свой долгий путь, свой груз пережитого, но вот мгновение остановилось; не знаю прекрасно ли оно, наверное все-таки прекрасно, раз мы сейчас сошлись этой точке времени и пространства, и значит наша встреча не случайна, значит сработало притяжение … притяжение человеческих симпатий, назовем его так. И без этого притяжения человек не способен жить, как без земного притяжения, потому что он не способен жить без тепла, любви и света, родственной души, без сочувствия, доброго слова и ласкового взгляда. Спасибо вам за то, что вы есть у меня, за то, что мы есть друг у друга.

ХИМЕНЕС
Прекрасные слова, Алекс. Не прозревал в вас талант ритора, ну а в добром сердце никогда не сомневался. В следующее воскресенье попрошу прочитать проповедь вместо меня.

ТЕРЕХИН
Если Ватикан не будет против. Ну, что друзья, выпьем за наш союз, который, как душа, неразделим и вечен. Джефф – твой бокал наполнен? Аня? Женя-Эухения, думаю, ввиду особых обстоятельств тебе можно угоститься шампанским.
Все готовы? Вперед — заре навстречу!…

Гости поднимают бокалы за сказанное.

ЖЕНЬКА
А почему вы его так назвали — Пабло?

ТЕРЕХИН
В честь деда, Павла Александровича.

АННА
Маршала бронетанковых войск? Хм… Вряд ли он повторит его карьеру.

ТЕРЕХИН
Да, ни маршалом, ни олигархом Пабло не станет, но он вырастет достойным человеком. За это ручаюсь.

АННА
(задумчиво)
Да, это, конечно, главное… Вы хотя бы его фотографию показали.

ЖЕНЬКА
Действительно!

Довольно улыбающаяся Фульхенсия возвращается с фотографией мальчика.

АННА
Сколько ему? Четыре? Я вам завидую Фульхенсия.

ФУЛЬХЕНСИЯ
(Терехину, недоуменно)
Она мне завидует?

ТЕРЕХИН
Не бери в голову. Проявление загадочной русской души. Как вы относитесь к загадочной русской душе, падре?

ХИМЕНЕС
Друг мой, боюсь я пока не готов поддержать разговор на столь сложную тему. Но сегодняшний день предоставляет изрядный материал для размышлений. Так что возможно в недалеком будущем я поделюсь своими незрелыми догадками.

АННА
Вы давно на этих островах, падре?

ХИМЕНЕС
Я уехал из Испании, когда мне было семнадцать, и с тех пор обитаю на островах – этих или других.

АННА
Наверное, непросто быть священником вдали от цивилизации.

ХИМЕНЕС
Что вы! Удаленность от цивилизации — настоящая находка для таких бездельников, как я. Во-первых, минимум начальников и надзирающих. Но главное не в этом. Когда наступает ночь и распахивается необозримое звездное небо, ничто – ни гул моторов, ни стены огромных зданий, ни зарево огней не мешает небу вопрошать – кто ты, человек, что ты делаешь на земле, достоин ли ты высокого назначения. Мне остается в меру сил помогать людям лучше слышать эти вопросы и давать на них ответы. А вы разве не чувствуете здесь особую мистическую атмосферу?

АННА
(смущенно)
Увы, так устаю за день, что сплю без задних ног.

ЖЕНЬКА
А я чувствую! Я даже хотела исповедаться, но потом … застеснялась.

ХИМЕНЕС
Милая девочка, Христос в вашем сердце – исповедуйтесь перед ним и как можно чаще. Священник при этом не обязателен.
(Падре осекается и делает испуганное лицо)
Надеюсь, мои необдуманные слова не выйдут из стен этого дома.

ДЖЕФФ
Мы опять забыли, зачем собрались.

ХИМЕНЕС
Ты прав, Джеффри! Mea culpa – забалтываюсь, вечно тянет на кафедру.

Снаружи слышны нарастающие звуки барабанов.

ТЕРЕХИН
Скоро, надеюсь, мы вообще обо всем позабудем.

ЖЕНЬКА
Что это?

Входят ЛИЗ, жена Джеффа, с тремя детишками – двое мальчишек и младшая девочка и группа туземных ТАНЦОРОВ.

ТЕРЕХИН
Познакомьтесь, это Лиз, супружница старины Джеффа. Лиз у нас отвечает за связь с туземной самодеятельностью. Так что вас ждет небольшой этнический карнавал.

Танцоры начинают пляску, в которую вовлекаются все собравшиеся. За оградой между деревьями маячит напряженное лицо Незнакомца.

ИНТ. ОФИС ТЕРЕХИНА ДЕНЬ
Небольшая комната с белыми оштукатуренными стенами, которые увешаны картами и видами Тапуату, рекламными плакатами. За столом сидит Терехин, погруженный в деловые бумаги. Звонит мобильный телефон.

ТЕРЕХИН
Джефф, дружище, ты как? Покажешь корейцу дальний мыс? А, вы уже в пути. Отлично! Не забудь про подводные пещеры. Я в офисе – разгребаю бумаги. Мои девушки? Эстебан собирался утром отвезти их в городок сувениров. Повнимательнее с корейцем – совершенно безбашенный тип, совсем не похож на азиата. Удачи!

Терехин снова погружается в бумаги. Дзинькает колокольчик над входом и открывается дверь. Входит Анна. Терехин озадачен – и ее неожиданным визитом; и ее видом – макияж, платье и украшения больше подходят для вечернего коктейля, чем для туристических будней Тапуату; и ее выражением лица – загадочной, холодно-отстраненной «улыбкой Джоконды».

ТЕРЕХИН
(растерянно)
Э-э-э…

АННА
Добрый день, я вам не помешала? Меня зовут Энни. У вас ведь туристическая фирма? Не так ли?

ТЕРЕХИН
(неуверенно)
Гм… Да.

АННА
Очень хорошо. Мне так хочется попутешествовать.

ТЕРЕХИН
(напряженно)
К вашим услугам, мэм.

Анна садится, берет со стола рекламный буклет и медленно его листает, долго вчитываясь в каждое слово. Терехин настороженно за ней наблюдает.

АННА
Я вижу, вы предлагаете разнообразные маршруты.

ТЕРЕХИН
(осваиваясь с ролью)
Здесь представлена лишь малая толика наших возможностей.

АННА
О, звучит многообещающе …Простите, я не расслышала, как вы представились?

ТЕРЕХИН
Алекс, мэм.

АННА
Знаете, Алекс, все ваши возможности вряд ли понадобятся. А как на счет этого?

Анна показывает на картинку с гидропланом. Терехин хмурится.

АННА
Что – какие-то проблемы?

ТЕРЕХИН
О, нет, мэм, никаких проблем!! Абсолютно. А куда бы вы хотели полететь?

АННА
Ну, не знаю… Куда-нибудь, далеко далеко.

ТЕРЕХИН
Учтите: чем дальше – тем дороже.

АННА
У меня, как и у вас — никаких проблем.
(доставая из сумочки толстую пачку долларов)
Этого хватит?

ТЕРЕХИН
Ого! За такие деньжищи – хоть в Москву.

АННА
В Москву? Какие у вас странные фантазии, Алекс. Туда меня совсем не тянет.

ТЕРЕХИН
Как я вас понимаю. Тогда могу предложить следующее…
(открывая проспект на нужной странице)
Экскурсия на побережье Чонг-Чонг с осмотром развалин дворца легендарного короля Ботагото. Три часа лета в один конец, но впечатлений масса.

АННА
Выглядит заманчиво! Я согласна.

ТЕРЕХИН
Прекрасный выбор, мэм. Только…

АННА
Есть препятствия?

ТЕРЕХИН
Боюсь, ваше прелестное платье и туфли не совсем подходят для прогулок по джунглям.

АННА
Не беспокойтесь – от меня вы не услышите ни единой жалобы.

ТЕРЕХИН
Тогда я звоню на причал, и пока мы едем, самолет заправят и подготовят к полету.

АННА
О, я, кажется, не ошиблась, выбрав вашу фирму.

ТЕРЕХИН
Вы запомните этот полет на всю жизнь!

НАТ. ПРИЧАЛ ДЕНЬ
Уголок порта. К деревянному пирсу пришвартован гидроплан. На пирсе лениво переминается с ноги на ногу темнокожий МЕХАНИК. Раздается шум мотора и к пирсу подкатывает джип с Анной и Терехиным.

ТЕРЕХИН
Вот он наш красавец! DHC-2 Beaver — великолепный экземпляр.

Анна с сомнением поглядывает на видавший виды летательный аппарат

АННА
А у него не слишком преклонный возраст?

ТЕРЕХИН
Всего-то полтинник. Для «бобра» — заря туманной юности.

Терехин здоровается с механиком, обменивается с ним парой фраз шепотом.

ТЕРЕХИН
Буквально пара минут и мы взлетаем.

Пока самолет готовится, Терехин и Анна стоят на причале, опершись на ограждения.

ТЕРЕХИН
Вы путешествуете одна?

АННА
С дочкой. Но у нее небольшая температура. Переутомление. Пусть отлежится в отеле.

ТЕРЕХИН
А муж?

АННА
Хочу от него отдохнуть.

ТЕРЕХИН
Понимаю. А чем он занимается, если не секрет.

АННА
Он миллиардер.

ТЕРЕХИН
Как мило! Простите, Энни, боюсь показаться навязчивым…

АННА
Ну, что вы, что вы Алекс: пожалуйста, продолжайте.

ТЕРЕХИН
Как вам удалось выйти замуж за миллиардера. Не каждой же выпадает такое счастье.

АННА
Никакого особенного секрета нет. Мы с ним учились в одной школе.

ТЕРЕХИН
Вот как: значит школьная любовь.

АННА
Не совсем. Он учился в младшем классе и влюбился в меня по уши. Но я на него мало обращала внимание: эдакий скучный тихоня, на скрипочке пиликал, мечтал о консерватории.

ТЕРЕХИН
А когда же обратили?

АННА
Лет десять спустя. Нет – больше. Когда впервые услышала о нем, как об успешном предпринимателе, подумала — однофамилец.

ТЕРЕХИН
Тихоня-скрипач забросил ноты и взялся за банкноты.

АННА
Однажды столкнулись на какой-то бизнес-тусовке. Возобновили знакомство, разговорились, вспомнили школу, наш городок, потом он пригласил в ресторан…

ТЕРЕХИН
(подозрительно)
И что же: вы сразу … сблизились?

АННА
Нет, что вы. Он был женат, я замужем. И когда мы подошли к определенной черте, я сразу сказала, что в подобной ситуации у наших отношений нет перспективы.

ТЕРЕХИН
И что же?

АННА
Месяц спустя он подошел и показал паспорт, в котором стоял штамп о разводе. И сказал: «Теперь твоя очередь».

ТЕРЕХИН
Крутой чувак! Понятно: и вы сделали свой ход. Ну, а что ваш тогдашний муж?

АННА
(с наслаждением)
А этот… Жалкая пародия на мужчину, эгоист, размазня, маменькин сынок, неудачник…

ТЕРЕХИН
Постойте, постойте, Энни: у вас что — до миллиардера было несколько мужей или это все об одном человеке?

АННА
Представьте себе — об одном.

ТЕРЕХИН
Да, суровый приговор, ничего не скажешь. Хорошо, что он не слышит.

АННА
Простите, что вы сказали?

ТЕРЕХИН
Говорю: хорошо, что ваш первый муж нас сейчас не слышит.

АННА
Да, да, конечно!

Анна заливисто хохочет, в тон ей несколько натужно хихикает Терехин. Механик подает знак, что самолет готов к вылету.

ТЕРЕХИН
Можно взлетать.
(сделав несколько шагов к самолету, поворачивается к Анне)
Еще один вопросик, Энни: а вы не думали, что однажды ваш крутой миллиардер также ловко разделается с вами, как он это уже проделал со своей первой женой.

АННА
(посерьезнев)
Нет. Не думала.

ТЕРЕХИН
Поразмышляйте на досуге.

Терехин помогает Анне забраться в кабину, бросает швартовы механику и забирается на место пилота. Включается мотор, гидроплан удаляется от берега и взлетает. К пирсу подъезжает машина, из нее вылезает Незнакомец, который долгим взглядом провожает самолет.

ИНТ. КАБИНА ГИДРОПЛАНА ДЕНЬ

ТЕРЕХИН
(указывая Анне)
Там – левее – скала над обрывом, а ней черные точки. Видите! Это японские доты, огневые точки, там они оборонялись до последнего. Внутри скалы вырублена целая сеть сообщений – склады, казармы, даже электростанция. Если захотите, как-нибудь потом покажу. Все сохранилось так, словно военные вчера оттуда ушли.

Корпус гидроплана сотрясается от толчка, ровный гул мотора сбивается на прерывистое фырканье.

АННА
Что случилось?

ТЕРЕХИН
Похоже, двигатель сейчас отрубится.

АННА
Твою мать!

ТЕРЕХИН
Мэм любит крепкие словечки?

АННА
Терехин, прекращай балаган!

ТЕРЕХИН
Не я его начал.

АННА
Ладно, прекращаем балаган. Двигатель можно починить?

ТЕРЕХИН
Вряд ли.
(прислушиваясь к наступившей тишине)
Вот и все. Главное, обошлось без возгорания.

АННА
Саша, мы разобьемся?

ТЕРЕХИН
Вряд ли. Будем планировать на воду. По крайней мере, с водой здесь все в полном порядке.

После нескольких маневров гидроплан приводняется в бухте, окруженной мангровыми лесами.

НАТ. БУХТА ВЕЧЕР
Терехин выбирается из кабины, спускается на поплавок гидроплана, отвязывает трос с якорем и бросает воду. Он садиться на поплавок, спускает ноги в воду, неспешно умывает лицо.

АННА
(из кабины)
Где мы?

ТЕРЕХИН
Посмотри навигатор. Вверху слева от тебя.

АННА
Тут написано «Бухта Грейвена».

ТЕРЕХИН
Похоже, что так.

АННА
Это далеко от Лилатонго?

ТЕРЕХИН
Не очень, но самостоятельно отсюда не выбраться.

АННА
Господи, Женька осталась одна в отеле!

ТЕРЕХИН
Сейчас постараемся уладить.

ИНТ. КАБИНА ГИДРОПЛАНА ВЕЧЕР
Гидроплан чуть покачивается на волнах. Терехин залезает в кабину, обе дверцы которой открыты, и включает рацию.

ТЕРЕХИН
Башня, Башня, вызывает Пеликан.

ГОЛОС
Пеликан, Башня вас слышит.

ТЕРЕХИН
Уолтер, привет! Это Алекс.

ГОЛОС
Привет, старина! Что у тебя стряслось.

ТЕРЕХИН
Поломка двигателя. Приводнился в бухте Грейвена.

ГОЛОС
Сам в порядке? Ты один?

ТЕРЕХИН
В порядке. Со мной еще женщина.

ГОЛОС
Кто бы сомневался. Она не пострадала?

ТЕРЕХИН
Все нормально. Слушай, что я тебя попрошу. Свяжись с Джеффом, он должен быть на дальнем мысу, пусть на обратном пути захватит нас. Это первое. Второе. Позвони Фульхенсии, пусть заедет в отель «Жемчужный берег» и возьмет с собой Джейн – она знает, кто это. Как понял? Прием.

ГОЛОС
Тебя понял. Связываюсь с Джеффом, а потом с Фульхенсией. Не беспокойся. Удачи.

ТЕРЕХИН
Спасибо, Уолтер. С меня выпивка!
(Анне)
Видишь – жизнь потихоньку налаживается. Часа через три-четыре нас отсюда заберут.

АННА
И что нам делать это время?

ТЕРЕХИН
Не терять его даром.

НАТ. МАНГРОВЫЕ ПРОТОКИ ДЕНЬ
Анна и Терехин плывут на резиновой лодке по протокам в мангровом лесу. Терехин за веслами.

АННА
Да, форма одежды явно не для прогулок по джунглям.

Анна снимает платье и остается в купальнике. Терехин явно чувствует себя не в своей тарелке.

АННА
Что с тобой? Я тебя смущаю? Или сомневаешься, что за нами приедут.

ТЕРЕХИН
Нет. Не в этом дело. Получается, я соврал Фульхенсии.

АННА
В смысле?

ТЕРЕХИН
Сказал, что буду работать в офисе, а сам оказался здесь с тобой.

АННА
Ах, вот что… Ты же говорил, что туземная женщина не смеет ревновать.

ТЕРЕХИН
Дело не в ревности. Не хочется выглядеть лжецом.

АННА
Ну, так скажи правду. Объясни, что я попросила покатать.

ТЕРЕХИН
Я не должен оправдываться и объяснять свои поступки.

АННА
Это что – очередной пункт местного кодекса чести.

ТЕРЕХИН
Вроде того.

АННА
Значит, будешь мучиться, но молчать. Господи, как у вас тут все сложно.

ТЕРЕХИН
Похоже, тебе то же нравятся сложности. Устроила настоящий спектакль.

АННА
А ты оказался не прочь в нем сыграть. Значит, мы стоим друг друга.

ТЕРЕХИН
Но мы в нем были не на равных. Ты писала пьесу и распределяла реплики.

АННА
Разве? Тогда скажи: ты ведь с самого начала знал о неисправном двигателе, но молчал. Значит, мы в этой пьесе соавторы, милый.

ТЕРЕХИН
С той поправкой, что мне неизвестен ее изначальный замысел и побудительные мотивы. Что согласись важно. Быть может, поделишься с соавтором.

АННА
Ты уверен, что был замысел? А если это женский каприз, импровизация, розыгрыш? Я ведь люблю глупые розыгрыши. Кстати, а давай переговорю с Фульхенсией. По-женски. Раз тебе, дорогой, гордость не позволяет.

ТЕРЕХИН
По-моему, ты ее невзлюбила.

АННА
Это тебе кажется, милый. Мне по херу твоя Фульхенсия. Как и ваши туземные шашни. Когда ты ее первый раз отымел, сколько ей было – лет шестнадцать? Меньше?

ТЕРЕХИН
Не важно. Здесь на эти вещи смотрят иначе.

АННА
Ага, значит трахать малолеток здешний кодекс чести не запрещает.

ТЕРЕХИН
(недобро усмехаясь)
Таранец, ты что – собралась читать мораль?! Отдохни, дорогая! Я взрослый свободный человек, и делаю, что хочу. Мне, к примеру, по фигу, что ты там в Москве спишь со своим олигархом, пузатым и плешивым стариканом. У меня свои предпочтения, у тебя – свои.

АННА
Слепковский – старик? Ха-ха! Да он на год младше меня. А тебя – тем более.

ТЕРЕХИН
И уже опузел и оплешивел.

АННА
Боря ходит в фитнесс…

ТЕРЕХИН
А еще к массажисту и визажисту. И все бесполезно. Боря… Надо же: вспомнила, как его зовут. Как подсвинка. Жирный плешивый старикан.

АННА
Может быть, и я для тебя старуха?

ТЕРЕХИН
Ну, тебе же не шестнадцать, дорогая!

АННА
Да ты!… Ты!!… Педофил!!!

Анна намеревается нанести Терехину пощечину, но тот перехватывает ее руку, резко прижимает к себе, впивается губами в ее рот, Анна жадно хватает его за волосы, потом за плечи, цепляя ногтями рубашку. Терехин разрывает ее купальник и валит на дно лодки. Оставшаяся без управления лодка утыкается в песчаную отмель. Герои в пылу страсти переваливаются через борт лодки и продолжают любовные утехи на берегу.

НАТ. МАНГРОВЫЕ ЛЕСА. ЗАКАТ
Кроны деревьев в лучах закатного солнца. Слышны голоса Терехина и Анны, причем почти каждую свою реплику она сопровождает заливистым смехом.

АННА
И что же делать с лодкой?

ТЕРЕХИН
Придется бросить. Вода-то ушла. И как это я позабыл про отлив. Хорошо, что когда прибудет Джефф, он закончится. А кто повыкидывал в воду одежду?

АННА
Мы, дорогой. Кроме нас здесь никого нет.

ТЕРЕХИН
Прекрасно. И ее унесло в океан. А зачем тебе мои джинсы?

АННА
Постараюсь напялить.

ТЕРЕХИН
Но у меня кроме них ничего не осталось.

АННА
У нас ничего не осталось, дорогой, у нас. Я же не могу предстать перед порядочными людьми как Афродита, рожденная из морской пены. Вот еще надену спасательный жилетик и буду выглядеть более-менее пристойно.

ТЕРЕХИН
А что – неплохой ансамбль получается. Ну, а мне как – голяком оставаться?

АННА
Ты такой смешной.

ТЕРЕХИН
Спасибо! Что тебя так забавляет – первый раз голого мужика увидела?

АННА
Постой, здесь бейсболка завалялась. Твоя?

ТЕРЕХИН
Спасибо. Очень актуально.

АННА
Как говорила моя бабушка: без порток, а в шляпе.

ТЕРЕХИН
Слушай, Таранец, ты, по-моему, за все время нашего супружества столько не ржала, как за последние полчаса.

АННА
Тебя это раздражает.

ТЕРЕХИН
Нет. Скорее наоборот. Совсем даже наоборот, дорогая.

АННА
Саша! Я только оделась. Саша, перестань – нам еще надо отсюда выбираться. Саша!!…

НАТ. ПИРС УТРО КАТЕР ТЕРЕХИНА
Джефф и Терехин разговаривают на борту терехинского катера, пришвартованного к знакомому нам пирсу рядом с отелем «Жемчужный берег».

ТЕРЕХИН
Представляешь, дружище, вчера не выпил ни капли. Первый раз за семь лет.

ДЖЕФФ
Устроил печени праздник. Думаю, она должна тебя отблагодарить.

ТЕРЕХИН
Надеюсь, адреналин на печень хорошо влияет. Я ведь прежде не планировал с отключенным двигателем.

ДЖЕФФ
Просто Джеймс Бонд.

ТЕРЕХИН
Это комплимент?

ДЖЕФФ
Отчасти. Ты же знал, что мотор не успели починить. К чему этот глупый риск?

ТЕРЕХИН
Трудно объяснить.

ДЖЕФФ
Да уж!…Когда увидел на тебе только прозрачный пакет в виде набедренной повязки, подумал, что ты записался в нудисты. Джеймс Бонд обычно выглядит элегантнее.

ТЕРЕХИН
Ничего, ничего… Через пять дней они улетят обратно в Москву и все пойдет по-старому, вернется в привычное русло. И больше никаких сюрпризов.

ДЖЕФФ
(поднимая голову)
Ч-черт! Кажется, что-то случилось!

По пирсу к ним бежит плачущая Анна. Джефф и Терехин вылезают из катера и бегут ей навстречу.

АННА
Женька пропала!! Женька!!!

ТЕРЕХИН
Как? Когда?

АННА
(сквозь слезы)
Утром просыпаюсь – Женьки нигде нет. Мобильник не взяла, записки не оставила.

ТЕРЕХИН
Ты заходила на ресепшн?

АННА
Никто ничего не видел. А она не могла надолго отлучиться, не предупредив. Да и куда ей отлучаться?! Саша, найди ее миленький! Если с ней что-то случиться – я на себя руки наложу.

ТЕРЕХИН
Аня, Аня, успокойся, мы ее обязательно найдем!

ДЖЕФФ
Алекс! Помнишь, я говорил про того типа? Вдруг он как-то причастен…

ТЕРЕХИН
Да, да. Ты прав. Самое время проверить.

АННА
О чем вы?

ТЕРЕХИН
Скоро узнаешь.

ДЖЕФФ
Быстрее в машину.

НАТ. ОКРЕСТНОСТИ ОТЕЛЯ «ЖЕМЧУЖНЫЙ БЕРЕГ» ДЕНЬ
Джефф, Анна и Терехин мчатся в джипе по дорожкам, петляющим по склонам холма. Машина останавливается у одинокого бунгало. Анну мужчины попросили остаться снаружи. Терехин нажимает кнопку звонка. Не дождавшись ответа, Джефф высаживает плечом дверь.

ИНТ. БУНГАЛО НЕЗНАКОМЦА ДЕНЬ
Джефф и Терехин расходятся по помещениям бунгало. На первый взгляд там никого нет. Дойдя до ванной, Терехин обнаруживает дверь закрытой, он вламывается в ванную, вытаскивает оттуда испуганного Незнакомца и выталкивает его в комнату, где уже хозяйничает Джефф. Тот открыл ноутбук, где обнаружил фотографии Анны, Терехина и Джейн.

ДЖЕФФ
Видишь! Я был прав!

ТЕРЕХИН
(выворачивая Незнакомцу руку)
Ты кто такой! На кого работаешь? Где наша девочка!?

НЕЗНАКОМЕЦ
Ой, больно! Отпустите!! Я тут не при чем. Я частный детектив, а не похититель детей. У меня лицензия!

ДЖЕФФ
Еще один Джеймс Бонд.

НЕЗНАКОМЕЦ
Что касается девочки… Кажется, я знаю, где она. Только отпустите.

Терехин отпускает Незнакомца и толкает его так, что тот падает в кресло.

ТЕРЕХИН
Говори!

НЕЗНАКОМЕЦ
(потирая руку)
Утром я слышал, как жена гостиничного повара предлагала вашей дочери съездить вместе с ней за продуктами, посмотреть местный рынок.

ДЖЕФФ
Я проверю.

Джефф выходит.

НЕЗНАКОМЕЦ
Проверяйте. Если б я был замешан в чем-то подобном, меня здесь давно уже не было.

ТЕРЕХИН
Ты и так замешан выше крыши.

В комнату входит Анна.

АННА
(Незнакомцу, с надеждой)
Вы вправду видели Женю этим утром?

Незнакомец кивает в ответ.

ТЕРЕХИН
Аня, посмотри – у него в ноутбуке целая галерея.
(Незнакомцу)
А теперь расскажи о себе, служивый. И поподробнее. Главное — не стесняйся. Ты же здесь всех знаешь…

НЕЗНАКОМЕЦ
А что мне вам рассказать? Работаю в детективном агентстве в Сиднее, там дали ваши данные и адрес электронной почты, куда надо отсылать отчеты и фотографии. Кто заказчик – не ведаю. Вот собственно и все. Никакого вреда я вам причинять не собирался.
(почти без паузы)
Проклятье!! Я знал, что этим кончиться. Я их предупреждал: невозможно работать в такой глухомани больше пяти дней и не засветиться! Агентство обещало прислать сменщика, но никто не приехал. Нет ничего хуже, когда тобой руководят дилетанты!

ТЕРЕХИН
Сочувствуем твоим профессиональным проблемам. Только сдается – ты не все сказал. А прослушка? Не понял вопрос?

НЕЗНАКОМЕЦ
(неохотно)
В ее бунгало есть «жучки»

ТЕРЕХИН
Ты записывал разговоры?

НЕЗНАКОМЕЦ
Нет, мне только нужно было знать ваши планы. Заказчик не просил делать записи.

ТЕРЕХИН
(открывая томик Шекспира)
А это тебе зачем? Для вдохновения?

НЕЗНАКОМЕЦ
А это – не ваше дело! Положите на место!

Входит Джефф.

ДЖЕФФ
Он не врет. Повар должен был зайти к Энни и предупредить, только этот кретин уже с утра залил глаза и обо всем забыл. Я поговорил с его женой по мобильнику. Они скоро вернутся.

АННА
(крестится)
Слава тебе, Господи!

ДЖЕФФ
А что делать с этим типом?

ТЕРЕХИН
Может, отвезти в Пунта де ла Крус?

ДЖЕФФ
На крокодиловую ферму? Отличная мысль. Кстати, хозяин фермы задолжал мне выпивку. Я за полгода подогнал к нему кучу посетителей.

ТЕРЕХИН
Видишь, как все складно получается. Промочим горло и заодно помянем новопреставленного раба Божия…
(Незнакомцу)
Как звать тебя, служивый?

НЕЗНАКОМЕЦ
Малькольм.

ТЕРЕХИН
(продолжая)
…новопреставленного раба Божия Малькольма.

НЕЗНАКОМЕЦ
Э-э-э!! Я не хочу на крокодиловую ферму! Терпеть не могу крокодилов!

ТЕРЕХИН
Увы, у тебя здесь нет права голоса, старина Малькольм.

АННА
Посмотрите!

На экране ноутбука снимок очевидно, сделанный ночью по возвращении в Лилатонго из бухты Грейвена: Анна в терехинских джинсах и спасжилете.

ТЕРЕХИН
(обрадованно)
Здорово! А я переживал, что не удалось тебя запечатлеть в этом прикиде!

ДЖЕФФ
Да, он вообще классно снимает.

НЕЗНАКОМЕЦ
И учтите: если бы не я, вы бы до сих пор пребывали в неведении, относительно местонахождения вашей девочки.

ДЖЕФФ
Он прав.

ТЕРЕХИН
К тому же, если мы скормим его крокодилам, придется признаться в этом падре Хименесу.

ДЖЕФФ
(задумчиво)
Да, не хотелось бы расстраивать старика. А давай его сдадим в полицию!

ТЕРЕХИН
Шефу полиции я должен выпивку.

ДЖЕФФ
Я в доле. Они ему пришьют… ну, это их проблема. А из здешней тюрьмы он сам к крокодилам запросится. Легкой смерти искать будет.

АННА
Да, хватит вам стращать человека. Малькольм! Знаете, что я предлагаю: снимки мы, конечно, скопируем; вы продолжаете, работать, как работали, только копии новых материалов вы будете пересылать нам.

НЕЗНАКОМЕЦ
Видите ли, мэм… Полагаю, заказчик – ваш муж. Если у вас будут на руках материалы, рано или поздно возникнет соблазн показать их ему. А в нашем ремесле провал – это, конечно, плохо, но вступить в сговор с объектом, обмануть клиента – хуже в тысячу раз.

ДЖЕФФ
По-моему, он активист профсоюза частных детективов.

ТЕРЕХИН
Председатель комиссии по корпоративной этике, не меньше.
(Незнакомцу)
Послушай, дружище. У вас в Австралии все такие упертые? Ты, похоже, никак не въедешь в ситуацию. Ты облажался по полной программе и о почетной сдаче со знаменами и оружием речи не идет. Выбор только между крокодилами в коже и крокодилами в хлопке. Ты напрягись и вникни: порядочные люди тебе честь оказывают: вместо того, чтобы воздать тебе по заслугам, они предлагают не прятаться в кустах, как вору, а стать летописцем их невинных семейных радостей.

АННА
Верно. А то мне уже надоело таскаться с фотиком.

ТЕРЕХИН
И не нужно. Зачем париться нам, дилетантам, когда есть профессионал, к тому же оплаченный. Мы куда завтра собирались, Джефф?

ДЖЕФФ
На водопад Омакороа.

ТЕРЕХИН
Отлично! Струи водопада. Радуги и брызги. Бабочки Колларадес. Да что там водопад! Старина, мы покажем тебе такие местечки – National Geoghaphic у тебя с руками оторвет. Пора поставить свой талант на службу идеалам мира и прогресса. Ну, что согласен?

НЕЗНАКОМЕЦ
(сдавленно)
Да.

ТЕРЕХИН
Повтори, я плохо слышу.

НЕЗНАКОМЕЦ
Да!!

ТЕРЕХИН
Ты нас просто осчастливил, Малькольм. Сейчас пойдешь демонтировать свои «жучки». А завтра в восемь утра будь готов к подвигам. Форма одежды походная.

ИНТ. БАР ОТЕЛЯ «ЖЕМЧУЖНЫЙ БЕРЕГ» ВЕЧЕР
На экране сменяют друг друга стоп-кадры: Женька пляшущая в струях водопада, облако разноцветных бабочек, развалины древнего храма в джунглях, Анна и кисло улыбающийся Незнакомец на фоне прибрежной артиллерийской батареи. Эти картины оказываются фотографиями, которые рассматривают сидящие за столиком в баре Анна, Терехин, Джефф и Женька.

ТЕРЕХИН
А кстати, где наш придворный живописец и друг семьи? Где старина Малькольм? Я успел к нему привыкнуть.

ДЖЕФФ
Зря ты не поехал вчера на крокодиловую ферму.

ТЕРЕХИН
Что я – крокодилов не видел.

ДЖЕФФ
Ты не видел, как нажрался Малькольм.

ТЕРЕХИН
Малькольм! Нажрался!? Да я много пропустил.

ЖЕНЬКА
Он чуть не упал с мостика в самую гущу крокодилов, уронил туда камеру.

ДЖЕФФ
Мы всей кампанией отобедали с хозяином фермы, и тут наш Малькольм разошелся. Признался, что мечтает стать актером и играет в любительской студии.

Мимо столика, поддерживая друг друга, проковыляли два осоловелых от выпивки блондина.

ТЕРЕХИН
Джефф, а помнишь, как троих тевтонов оставили на ночь на моту?

ДЖЕФФ
Еще бы! Это же Леандро отличился. …Есть тут такой аттракцион: двух-трех человек привозят на моту — классический островок с парочкой пальм — и оставляют на несколько часов — почувствовать настоящими Робинзонами. Как-то раз Леандро доставил немцев на моту, а когда вернулся у его жены начались схватки. Про немцев он вспомнил поздно вечером. А уже темно. Пришлось ждать рассвета.

ЖЕНЬКА
Бедняги, наверное, перепугались до смерти?

ДЖЕФФ
Буквально прыгали от счастья, когда катер увидели. Даже просили Леандро не наказывать.

АННА
Да, уж горе-туристы.

ТЕРЕХИН
А вы напрасно хихикаете, Анна Семеновна. Лучше расскажите, как вы в горы взяли два фена.

ЖЕНЬКА
Два? Зачем?

АННА
Так уж получилось. В Крыму Саша пригласил пойти с его друзьями в горы. Стала собираться. Думаю, дай на всякий случай, фен возьму. Вдруг пригодиться. А тут Катька, подруга, говорит: бери лучше мой — портативный. Я и взяла. Только свой вынуть забыла.

ТЕРЕХИН
А теперь, представьте картину. Горы. Темнеет. Люди собираются на ночлег, разворачивают палатки, разбирают рюкзаки, достают консервы, фонари, топорики, котелки, — что еще нормальные туристы берут в поход. И тут Анна Семеновна развязывает свой рюкзак, вынимает один фен, потом вынимает другой…

Все дружно смеются.

АННА
Женя, уже поздно, тебе пора на боковую.

ЖЕНЬКА
Мам, пап! Можно я еще с вами посижу? Хоть полчасика!

АННА
Нет, спать, дочя! На сегодня хватит.

ДЖЕФФ
Я отведу Джейн к бунгало, а потом поеду. До завтра!

Анна и Терехин прощаются с Женькой и Джеффом. Они остаются одни за столиком, да и во всем полутемном баре. Звучит задумчивая мелодия.

ТЕРЕХИН
Вспомним молодость?

Анна и Терехин выходят на середину зальчика и танцуют.

ТЕРЕХИН
Знаешь, что мне тут Женька сказала. «Почему ты не боролся за меня? Вот мама за меня борется, и я ее за это уважаю».

АННА
Заслужила комплимент от подрастающего поколения. А если серьезно, нет худа без добра. Если бы не затея Бориса с разводом, я бы не поняла насколько мне важна Женька. Мы бы не прилетели сюда и не встретились. А брак со Слепковским…. Что нас связывало? Ума не приложу. Ты был прав: отсюда многое видится иначе.

ТЕРЕХИН
Забавно…

АННА
Что забавно?

ТЕРЕХИН
Забавно, что для тебя Москва потеряла реальность, а мне жизнь на Тапуату стала казаться иллюзией, постановкой: лагуны, мангровые леса – словно грубо размалеванный задник, как в старинных фотоателье. А сам я жалкий статист на чужом празднике.

АННА
И давно у тебя такое чувство?

ТЕРЕХИН
Не важно. Важно, что я решил. Прикинул и решил. Вообщем… Я возвращаюсь в Москву вместе с вами.

АННА
(почти испуганно)
Но это же послезавтра.

ТЕРЕХИН
Тебе такой вариант не по душе?

АННА
То есть — возьмешь и бросишь все дела!?

ТЕРЕХИН
Возьму и брошу. Черт возьми, тебе не хочется, чтобы я вернулся?! В конце концов: с вами или без, послезавтра или через неделю – не имеет значения. Главное, я возвращаюсь.

АННА
(проводит ладонью по его волосам)
Что-то случилось?

ТЕРЕХИН
(странно улыбаясь)
Озоновый слой истончился. Он оказался очень тонким – этот защитный слой. И теперь солнце жжет меня.

Терехин болезненно сморщился, словно полумрак ночного бара обдало жаром солнечных лучей.

АННА
Это связано с нашим появлением?

ТЕРЕХИН
Раньше или позже, но это непременно должно было произойти.
Я убежал от жизни, а ее надо было исправить. Хотя бы постараться. Нельзя начать судьбу с чистого листа. Слишком просто: испортил страничку, перевернул, принялся калякать заново. А у меня ведь почти получилось. Увы. Почти – не считается.

АННА
А как же Фульхенсия, Пабло. Они ведь не из картона, не бутафорские.

ТЕРЕХИН
С чего вдруг столь трогательная забота?

АННА
С того, Саша, что наш приезд выбил тебя из колеи. Получается, помогая нам, ты навредил себе. Но это минутное настроение. Здесь жжет солнце, там будет жечь холод. А вдруг — очередное разочарование. И что дальше… Ты начал новую страницу – так цени написанное.

Терехин молчит, потом с болезненной улыбкой прижимает Анну покрепче к себе.

ТЕРЕХИН
Какая ты у меня славная. Только это была шутка. Перенял от тебя страсть к розыгрышам. Никуда я не еду…

АННА
Да, нет – и я, и Женя — мы будем рады видеть тебя в Москве или где-либо еще… И сами приедем сюда в следующем году…

ТЕРЕХИН
Никуда я не собираюсь и не собирался уезжать! Останусь здесь навечно… Тема закрыта! Предлагаю посетить одно местечко. С культурно-образовательными целями.

АННА
Уже поздно, Саша. У меня завтра сборы.

ТЕРЕХИН
Сборы…. Покидаешь тряпки в чемоданы и все дела. Мне завтра тащиться на дайверскую тусовку на Суэно-Ажул, и то я не ропщу. Поехали, это недалеко.

НАТ. ДОМИК НА БЕРЕГУ НОЧЬ
Джип с Терехиным и Анной подъезжает к дощатому домику.

АННА
Что это за халупа?

ТЕРЕХИН
Не суди по внешности, дорогая.

ИНТ. ДОМИК НА БЕРЕГУ НОЧЬ
Терехин открывает дверь и включает свет.

ТЕРЕХИН
Вот ты сказала – халупа. А это, между прочим, сокровищница мирового искусства.

АННА
Что это?

На картинах, развешанных на стенах или стоящих на полу, изображен странный мир, где все смешалось: среды и стихии, живое и мертвое, реальное и вымышленное — освещенные солнцем подводные пейзажи, люди и рыбы, блуждающие среди коралловых рифов и пальм, «Джокер» Брэдли который, потирая руки о комбинезон, раздумывает, как ему починить свой подбитый бомбардировщик, и даже распятый на гигантском скате Христос, окруженный акулами, вслед за которым плывут апостолы и Мария Магдалина.

ТЕРЕХИН
Не пугайся, это мои творения.

АННА
Твои?

ТЕРЕХИН
Я похож на плагиатора? Пару лет назад болтался на островах один Гоген из Канады. Искал вдохновения. Немного подучился у него. Техника, композиция, цветопередача оставляют желать, но я рисую для себя, чтобы развлечься и не совсем одичать. И учти – этого никто не видел. Никто! Ты первый и последний зритель.

АННА
Ты меня удивляешь, Саша. В самом хорошем смысле.

ТЕРЕХИН
Я и ставил такую цель.

Терехин обнимает ее сзади за плечи, Анна берет его руки и теснее прижимает к себе.

ТЕРЕХИН
Не хочешь напомнить мне о долге перед Фульхенсией?

Анна качает головой.

АННА
В этом храме искусства есть душ?

ТЕРЕХИН
Только океан.

АННА
Еще лучше.

НАТ. БЕРЕГ РЯДОМ С ДОМИКОМ НОЧЬ
Терехин и Анна лежат на песке в полосе прибоя.

ТЕРЕХИН
И о чем спрашивают звезды?

АННА
Похоже, обо всем сразу. Они торопятся. Ведь в Москве звезд не видно. И вопросы совсем другие. Да… Как представлю, сколько накопилось дел – становится жутко.

ТЕРЕХИН
Так не думай.

АННА
А я и не думаю. Боюсь, что все пойдет по-старому. И нового – то же боюсь. Знаешь, что я сейчас вспоминала. Тот день, когда уезжала с тобой в Москву. Ты уже спустился вниз, а я задержалась. Отдала ключ от квартиры соседке, спускалась по лестнице – не спеша, потому что знала – сюда больше не вернусь. Вышла во двор, а ты возишься в песочнице с каким-то карапузом.

ТЕРЕХИН
Разве? Не помню…

АННА
А я помню очень хорошо – и того мальчишку, как он щурился на солнце, игрушечное ведерко – жестяное, синего цвета с красным зайцем.

ТЕРЕХИН
Ты так красочно рассказываешь, что захотелось нарисовать картину – купание красного зайца в синем Тихом океане. Он как выглядел: сидел?

АННА
Кто?

ТЕРЕХИН
Заяц.

АННА
Стоял на задних лапах. И морковка в зубах.

ТЕРЕХИН
(рисуя щепочкой на песке)
Про морковку ты не упоминала. Похоже?

АННА
Да, что-то есть.

ТЕРЕХИН
(мрачнея)
Так как зайца скоро смоет прибой, будем считать это подношением Нептуну.

АННА
Саша, что с тобой? Что-то случилось? Это я виновата со своими дурацкими воспоминаниями. А нам надо думать о будущем, а не терзаться прошлым. Ну-ну, не хмурься, а то я тоже расстроюсь. А ну быстро скажи что-нибудь веселое!

ТЕРЕХИН
«И еще неоднократно выйдет зайчик погулять!»

АННА
Балда. Поедем, а то очень поздно. Еще успеем поговорить.

ТЕРЕХИН
Слушаюсь и повинуюсь!

ИНТ. БУНГАЛО АННЫ ВЕЧЕР
Анна собирает багаж, методично укладывает уже упакованные пакеты и свертки в чемоданы. На глаза ей попадается рекламный буклет терехинской фирмы, который она прихватила в его офисе. На нем рукой Терехина написано: «Все будет хорошо». Анна улыбается и присовокупляет буклет к прочим вещам.

Звучит стук в дверь. Анна открывает. На пороге стоят Джефф и ДАЙВЕР. Джефф раздавлен и потерян, его спутник сохраняет большее присутствие духа, хотя и он явно смущен.

ДЖЕФФ
Энни! У нас беда… Большая беда!!!

ДАЙВЕР
Мэм, ваш друг погиб. Простите. Я очень сожалею.

АННА
Кто погиб? Джефф, что случилось?

ДЖЕФФ
Алекс, Алекс… С Алексом большая беда!…

ДАЙВЕР
Алекс долго не всплывал на поверхность. Нашли довольно быстро, но, к несчастью, опоздали.

ДЖЕФФ
(продолжая шептать)
…Беда, беда…

ДАЙВЕР
Он зацепился шлангом регулятора за стрелу палубного крана. Странно, Алекс опытный дайвер. Случается, конечно, разное: кто наткнется на железку в трюме, кто застрянет в узком люке. Но в открытом пространстве задеть хорошо заметную балку почти невозможно. Видимо, Алекс уже был в бессознательном состоянии. Скорее всего, заснул и выпустил изо рта загубник. Скажу лишь, что это была легкая смерть. Еще раз простите.

Анна молча захлопывает дверь, с каменным лицом она возвращается к багажу. Она принимается распаковывать чемоданы: сначала столь же методично, как перед этим собирала, потом лихорадочно разбрасывает вещи, потом яростно высыпает все, что попадается под руку в хаотичную груду, падает в нее и кричит от бессилия, ужаса и боли.

НАТ. ОБРЫВ НАД ОКЕАНОМ ДЕНЬ
Анна и Женька стоят гребне лишенного растительности холма. Позади них метрах в 100-х закачивается грунтовая дорожка, где стоит такси и еще одна автомашина. В противоположной стороне в метрах в 50-ти почти у самого обрыва к морю вырытая могила с белым каменным крестом над ней. По краю обрыва прохаживается падре Хименес.

Пасмурно и ветрено. Вдалеке показывается видавший виды микроавтобус, который доезжает до конца дороги и останавливается.

Из кабины микроавтобуса выходят Фульхенсия с маленьким ПАБЛО. Фульхенсия одета в ярко-красное платье. Из кузова вылезают МОГИЛЬЩИКИ. Он вытаскивают гроб с Терехиным и несут его к могиле. Фульхенсия проходит с ними, а Пабло задерживается рядом с Анной и Женькой и с улыбкой на них смотрит.

Фульхенсия переговаривает с падре и могильщиками, возвращается, берет за руки Пабло и Женьку, пригвождая взглядом Анну к месту, и ведет их к могиле. Начинается церемония прощания. Ветер доносит слова молитвы. Гроб опускают в яму и зарывают.

Сначала могильщики, а потом Фульхенсия с Пабло возвращаются к микроавтобусу и уезжают. Женька остается у могилы. Падре Хименес, поговорив с Женькой и поцеловав ее в лоб, подходит к Анне, которая все это время не сходит с места.

АННА
Это я его убила. Если даже меня простит Бог, я себя не прощу никогда.

ХИМЕНЕС
У Достоевского есть фраза: «Бог и дьявол борятся, а поле битвы – сердце человека». Наверное, это плохой перевод, но мне эти слова не по душе. Получается что, человек пассивный наблюдатель, ожидающий исхода поединка. К тому же исход его известен – Бог победит дьявола. Другое дело, что человек каждый день, каждым делом своим выбирает – на чьей он стороне. И если он выбирает дьявола – он должен знать, что он на стороне проигравшего, что он сам проигравший. Завтра, дорогая Анна, будет новый день и новый выбор и новая возможность заслужить прощения – у себя, у Алекса, у Бога. Остается только ею воспользоваться.

АННА
Я буду стараться. Звучит, ужасно глупо. Будто первоклашка потеряла пенал. Если бы… Я была беременна, когда собиралась разводиться с Терехиным, и избавилась от ребенка. Готовилась к будущей счастливой жизни, в которой этому человечку места не нашлось. Тварь. Он не знал и никогда об этом не узнает.

ХИМЕНЕС
Милая моя девочка, Алекс, его душа теперь знает все.

АННА
Тогда пусть она знает, что, если у нас будет малыш, я стану жить только ради этого ребенка и ради Женьки!

ХИМЕНЕС
Вы нашли верные слова. Их даже необязательно произносить вслух. Будьте счастливы. И его душа упокоиться вашим счастьем.

Падре Хименес целует ей руку и уходит. Анна остается стоять и смотреть на могилу и склонившуюся над ней Женьку.

НАТ. ПАРКОВКА ПЕРЕД АЭРОПОРТОМ ДЕНЬ
На парковку въезжает джип. За рулем Джефф, на переднем сиденье Анна, сзади – Женька. Машина останавливается и какое-то время пассажиры сидят молча.

ДЖЕФФ
Я не смог приехать на похороны.
Не смог двинуться с места.

АННА
А я — подойти к могиле.
Впрочем, я знаю, что теперь могу с ним разговаривать, когда захочу. Неужели, для этого нужно было… Какая непомерная цена.

ДЖЕФФ
(вздохнув)
Вам пора, Энни.

Джефф жестом призывает носильщика, они забирают багаж и вместе с Анной и Женькой направляются к входу в аэропорт. Здесь у стеклянных дверей их поджидает «Незнакомец» Малькольм. В знак приветствия он подносит палец к панаме и передает Анне флешку.

НЕЗНАКОМЕЦ
Здесь последние материалы.
Сочувствую вашему горю, Энн.
Не поминайте лихом.

ИНТ. ЗАЛ АЭРОПОРТА ДЕНЬ
Джефф, Анна и Женька входят в зал аэропорта.

ДЖЕФФ
Ну, вот пора прощаться.

АННА
Спасибо вам за все, Джефф. Вы очень хороший человек!

Они обнимаются.

ДЖЕФФ
(Женьке)
Ну, а ты, стрекоза, не огорчай маму. Вот тебе на память.

ЖЕНЬКА
Что это?

ДЖЕФФ
Амулет из зуба мегалодона. Защищает от болезней и опасностей. Расти здровенькой и счастливой.

Женька и Джефф обнимаются. Джефф уходит. Анну и Женьку окружают Энрике, незнакомые пограничники, таможенники, и служащие аэропорта, которые, к недоумению прочих пассажиров, спешат наперебой выразить им свое сочувствие.

НАТ. ПАРКОВКА ПЕРЕД АЭРОПОРТОМ ДЕНЬ
Джефф не спеша подходит к своему джипу, затем, немного подумав, направляется к сетчатому забору, ограждающему взлетную полосу. К ревущему турбинами самолету везут тележку с разноцветным багажом. В веренице бредущих по бетонным плитам пассажиров Джефф замечает Анну и Женьку – они идут, крепко взявшись за руки.

КОНЕЦ

Пожалуйста, Войдите чтобы оценить сценарий.